Бахтиёр ХАМРОЕВ, Джизакское областное отделение, КИН УЯ 64/48, ПЫТКИ, СИЗО УЯ 64/CB-13, СООБЩЕНИЯ, УЯ 64/18

СООБЩЕНИЕ ДЖИЗАКСКОГО ОТДЕЛЕНИЯ ОПЧУ

Logo HRSU                                         Logo Bell-HRSU
O’ZBEKISTON  INSON 
 HUQUQLARI  JAMIYATI
(O’IHJ)
ОБЩЕСТВО  ПРАВ
ЧЕЛОВЕКА УЗБЕКИСТАНА
(ОПЧУ)
HUMAN RIGHTS
SOCIETY OF UZBEKISTAN
(HRSU)
27, 15, Yunusabad-4, TASHKENT, 700093;  tel/fax   (998712) 24-82-47;         tel. (99871)  121-74-47
ДЖИЗАКСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ОПЧУ: г. Джизак, Заргарлик,16, 31, 708000; hamroev@online.ru;      tel: (998372) 226-52-52; fax: (998372) 226-52-50

17 апреля 2002 г.

В условиях отсутствия справедливости и правосудия

государство превращается в шайку разбойников

Августин Аврелий

Пытки …

 

СООБЩЕНИЕ ДЖИЗАКСКОГО ОТДЕЛЕНИЯ ОБЩЕСТВА

ПРАВ ЧЕЛОВЕКА УЗБКИСТАНА

 

Джабаков Насим, 1980 года рождения, житель г.Джизака, 13 марта 1999 г. был арестован сотрудниками Джизакского городского управления внутренних дел (ГУВД) Илхомом Салимовым и Зарифом Саидалиевым в подозрении в краже. По словам самого Н.Джапакова, действительно он совершил 3 квартирные кражи.

Н.Джапаков рос без отца, мать работала в библиотеке, получая мизерную зарплату. У нее были еще двое детей, ее зарплата не хватала даже на хлеб. Семья не имела своей квартиры и была вынуждена жить на частной квартире. Поэтому Н.Джапаков работал на двух, а иногда и на трех, работах, но зачастую не получал зарплату, как и везде в Узбекистане. Он пошел на крайний шаг.

При обыске И.Салимов и З.Саидалиев изъяли у них их нехитрый скарб: вещи и украшения матери, хранившиеся еще со времен ее свадьбы, но они не были внесены в протокол обыска.

В следственном изоляторе И.Салимов и З.Саидалиев стали оказывать на Н.Джапакова давление, чтобы тот «взял» на себя несколько других краж, а через некоторое время и убийство. Надевая ему на голову целлофановый мешок, подвергая другим формам пыток они заставили подписать нужные им документы. Для убедительности Н.Джапаков был доставлен к месту «кражи» (к магазину) и там заснят на видеокассету. В своем письме Н.Джапаков пишет: «Я не выдержал тяжелых побоев и пыток, и вынужден был взять на себя то, чего я не совершал, то есть несколько уголовных дел».

 

К следствию подключились следователь Джизакской прокуратуры Фахриддин Исламов, а также следователи Джизакского ГУВД Ахад Саримсаков и Музроб Джаббаров, но и И.Салимов и З.Саидалиев часто наведывались и участвовали в пытках. Надо было, чтобы Н.Джапаков сознался в убийстве. С приходом Ф.Исламова пытки ожесточились. Н.Джапакова допрашивали в специальной следственной комнате.

Безо всякой причины Ф.Исламов избивал Н.Джапакова и натравливал милиционеров с тем, чтобы они применяли к нему новые виды пыток. Они стали пинать по половому органу, выбивать почки, печень. Кульминацией была пытка, когда А.Саримсаков и М.Джаббаров подняв Н.Джапакова над бетонным полом, 7 раз бросали спиной вниз. Внутренние органы Н.Джапакова сильно повредились, здоровье резко ухудшилось, но пытки не прекратились.

Ф.Исламов включил Н.Джапакова в группу, куда входили совершенно неизвестные ему люди. Каждую ночь в 2 часа к нему в камеру приходил Ф.Исламов со своими садистами и начинали пытать Н.Джапакова. Они угрожали посадить его на бутылку из-под шампанского. Их целью была, во что бы то ни стало заставить Н.Джапакова подписать документ о признании в убийстве.

Н.Джапаков был почти при смерти, и, не выдержав пытки и унижения, он подписал все бумаги. Чтобы окончательно закрепить за ним факт убийства, его отвезли в какое-то место и там его сфотографировали. Там Ф.Исламов что-то написал на бумагу и дал Н.Джапакову прочитать. Он приказал, чтобы тот прочитал запись несколько раз и запомнил, и сказал, что они будут снимать еще и на видеокассету.

После этого эпизода его отвезли в Галляаралский районный следственный изолятор (СИЗО). Здесь пытки начались с новой силой. Сюда приехал З.Саидалиев с одним сотрудником милиции, и они связав Н.Джапакову руки и ноги, положив его на стол, 41 раз нанесли удары резиновой дубинкой по пяткам. Об этом Н.Джапаков заявил прокурору Галляаральского района, но за это он был наказан новыми пытками. И.Салимов и З.Саидалиев ему пригрозили, что если он еще раз пожалуется прокурору, то они его убьют.

Далее его отвезли в Хавастский СИЗО УЯ 64/CB-13. По дороге в машине Н.Джапаков потерял сознание, и он не помнит, как его завозили в СИЗО Хаваста. Там его поместили в санчасть и немного привели в порядок.  Все его письменные обращения на имя начальника тюрьмы Батира Алиева, прокурора Джизакской области М.Атабаева остались без ответа.

У Н.Джапакова стали отниматься ноги. Его из СИЗО-13 перевели в Янгиерскую городскую больницу «Шанхай». Хотя там ему оказывали медицинскую помощь, но улучшение не наступило. Он уже не мог подняться на ноги, ходить, даже поднять руки, стал плохо видеть. Врачи сказали, что у него сильно повреждены внутренние органы и позвоночник. Для дальнейшего лечения он был переведен в сангород (тюремная больница) УЯ 64/18 в Ташкенте. Но и там внимание к нему было минимальное. Прокуратура на его жалобы не реагировала.

Суд состоялся 1 ноября 1999 года, куда Н.Джапакова принесли на носилках. Н.Джапакова, совершенно здорового парня, но ставшего инвалидом во время следствия, суд приговорил к 15 годам лишения свободы.

В настоящее время полностью парализованный Н.Джапаков содержится в колонии исполнения наказания в КИН УЯ 64/48  в г. Зарафшане.

ОТ ОПЧУ:

Еще в 1997 году ОПЧУ писало об Илхоме Салимове, сотруднике милиции с садистскими наклонностями. Нам достоверно известно, что Ф.Исламов ведя следствие по делу политзаключенного Мели Кобилова, бывшего народного депутата Узбекистана, подвергал его психологическим пыткам, о чем ОПЧУ сообщало в своем Бюллетене в октябре 1998 года.

ОПЧУ в течении ряда лет обращает внимание общественности страны и демократической общественности мира, что пытки в Узбекистане возведены в ранг государственной политики. Пытки позволяют  сотрудникам правоохранительных органов, прокуратуры, СНБ:

1)                 выполнить социальный заказ правительства: держать общество в страхе перед властями, подавить инакомыслие, сломить волю оппозиционно настроенных людей и т.д.;

2)                 «раскрыть» многие не раскрытые уголовные дела: раскрываемость – главный критерий в работе вышеперечисленных организаций, и это дает сотрудникам таких организаций большие привилегии;

3)                 «делать» большие деньги: небывалый уровень коррупции, взяточничества, круговой поруки, безнаказанность позволяет этим структурам поставить человека перед дилеммой – либо деньги, либо пытки и лишение свободы.

Первый раз правительство независимого Узбекистана отчиталось (докладчик – Алишер Вахидов, постоянный представитель Узбекистана в ООН, Нью-Йорк) перед Комитетом против пыток ООН 17 ноября 1999 года. Признав применение пыток в Узбекистане, А.Вахидов ввел членов Комитета в заблуждение, сказав, что правительство борется против этого зла.

Это – ложь, оно никогда не боролось против применения пыток в СИЗО и других пенитенциарных учреждениях Узбекистана. Правительство прекрасно осведомлено относительно применения пыток. С ноября 1999 года применение пыток в пенитенциарных учреждениях Узбекистана возросло на порядок.

Следующий отчет правительства Узбекистана по пыткам будет заслушан скоро, между 31 апреля и 15 мая в Женеве. Как-то выкрутится правительство на сей раз?

Javob berish

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Изменить )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Изменить )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Изменить )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Изменить )

Connecting to %s