ОБРАЩЕНИЯ, ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО, Шароф Юсупов

03.08.12-ОБРАЩЕНИЕ К РУК-ВУ ЕБРР

12 августа 2003 г.                         

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО

ОБЩЕСТВА ПРАВ ЧЕЛОВЕКА УЗБЕКИСТАНА РУКОВОДСТВУ ЕВРОПЕЙСКОГО

БАНКА РЕКОНСТРУКЦИИ И РАЗВИТИЯ

 

ОПЧУ неоднократно предупреждало, что особый путь Узбекистана в рыночную экономику – это историческая аналогия веспасианства Древнего Рима. Чем он кончил – общеизвестно, и поэтому весьма прискорбно, что ожидаемое «триумфальное шествие» нашей независимости началось с моральной деградации величайшей в истории империи.

 

Экономика Узбекистана, лишь декларативно симулируя некий отказ от административных рычагов управления обществом якобы в пользу рыночных приоритетов, по сути, скатилась к самой дикой ее форме – «голубой мечте» бюрократии: сохранение фактически всей полноты власти при снятии ответственности не только за производство (благодаря приватизации), но и за уровень жизни населения (со ссылкой на «закон» рынка, т.е. «переходный период»). Иждивенческая государственность Союзного формата стала перед проблемой самостоятельного обеспечения баланса общенационального спроса и предложения в условиях негаданно возникшей локализации производственных возможностей.

 

К подобным пертурбациям она была заведомо не готова и для имитации своих впечатляющих «успехов» создала государство-призрак. На словах, отражённых в законодательных нормах, она как бы на уровне международных стандартов, выражаясь просторечным языком, в конец задурила международную общественность. Но реально впала в тщательно скрываемую социальную агонию веспасианства.

 

Таким образом, совершенно исчезает проблема создания и реорганизации управленческих структур, ибо при любом их формате ранги иммунитетов и гарантий неприкосновенности должностных лиц фактически создали свою теневую соподчиненность на базе законно созданной системы управления обществом, всего лишь симулирующую верховенство закона.

 

Производительные силы, в отличие от управленческих, изначально не способны с кондачка перестроится под радикально новые общественные ценности, которые к тому же даже не определены за весьма туманным обещанием грядущего благоденствия. Ожидать от них чего-то кроме дефицита физически и морально устаревшего производства и сопутствующей ему инфляции было заведомо утопично.

 

Нормальная экономика сопротивляется этому посредством предприимчивости обновления всего и вся. Разумеется, это повседневно тяжелая, но неизбежная стезя, как для управления, так и для исполнения материальных и интеллектуальных накоплений.

 

Однако национальные «рыночники» изобрели из праха феодализма якобы радикально лёгкий путь, путь принудительного изъятия из обращения в казну якобы лишних денег, опять таки замаскированный под некую «политику сдерживания денежного оборота».

 

В общем, о накоплении первичного капитала, пробуждающего инициативу предпринимательства, не приходится даже мечтать, а так называемую защиту предпринимателей, состоящую собственно из гарантий накопления капитала, юстиция извратила во всякого рода попустительство ловкачества с технологией и качеством продукции.

 

Средневековье обрело общеизвестный титул «мрачный» исключительно из-за тогдашнего понимания политики, как экономии возможностей, проще говоря, на их принудительное сдерживание. Вот именно, тогдашние схоласты переиначили древнегреческую «экономику возможностей» переводимую также «искусством возможностей» на их экономию.

 

Тотальное обнищание трудящихся масс некогда ведущей республики даёт наглядное тому представление о тогдашних последствиях куража великодержавных мытарей, некогда в поте лица своего пополнявших казну, не забывая попутно и свой кошелёк. Монархи тех времен мудро выносили вердикт: «жалования не платить – сами себя прокормят».

 

Налоговики, равно прочие инспекции нынче от жалования не отказываются, дескать, в хозяйстве сгодится, вот только от их трудов «праведных» мы, похоже, становимся страной банкротства предпринимателей, которые уже не столько внедряют инновации, сколько жутко ловчат меж «семерых хитрецов с ложкой». Отсутствие возможности производить неизбежно обращается в насущную потребность перераспределить, со всеми вытекающими из этого социальными последствиями.

 

В подобных экономических ситуациях управленческое головотяпство просто не может не вовлечь, больше того превратить юстицию в приоритетную отрасль экономики. При этом буквально всё и вся законодательно зарегламентировано так, что даже понять их правовую логику практически невозможно.

 

Этот талмудизм открывает безграничные возможности огульного обвинения и оправдания чего угодно, разумеется, угодно власть предержащим. Неизбежно возрождается принцип «закон, что дышло …», при котором «от сумы да от тюрьмы не зарекайся». Проще говоря, правосудие встает на службу произволу меркантильных интересов власти, то есть независимо от обстоятельств оформляет «законность» заведомо заказанной вины.

 

Под это вкладываются инвестиции, и немалые, это составляет основной доход государства с денежного оборота. Естественно они откачиваются из жизненно необходимой производственной сферы экономики, которую маскируют под рыночную. Суд же под шумок вульгарно «делает деньги» симулируя обеспечение правосудия.

 

Умные люди всегда найдут выход из ситуации, а мудрые никогда в неё не попадут. Похоже и то и другое у истеблишмента национальной независимости по нынешним временам в дефиците. Потому-то повсеместно возникают чудовищно нелепые, но, тем не менее, судебно узаконенные правовые коллизии, не имеющие ничего общего с криминальной ситуацией в обществе, ибо действия их заказывавших, инспирировавших и оформлявших в тома уголовных дел превыше подозрений, несмотря на то, что по социально-общественным последствиям определенно посягают на государственность, конституционность и демократичность обустройства национального суверенитета.

 

Сошлемся на два характерных примера.

 

В 2000 году (и после) под давлением руководителей областного объединения «Жиззахдонмахсулот» и хокима Пахтакорского района Убайдуллы Яманкулова, впоследствии ставшего заместителем Джизакского областного хокима (февраль-март 2001 г.), а через некоторое время и областным хокимом (сентябрь 2001 г.), ряд рядовых работников производств по переработке и хранению зерна вынуждены были оформить огромное количество несуществующего зерна (на более полутора миллиарда сумов) как поступившие в склады элеваторов.

 

Яманкулов, претендовавший тогда на пост, как было сказано выше, заместителя областного хокима, старался повысить не только свой имидж руководителя, но и различные показатели экономики района (по хлопку, зерну и т.д.) и заставлял многих нижестоящих руководителей производств заниматься приписками. Общеизвестно, что в советское время руководитель любой государственной организации, претендовавший на более высокий должностной пост, всеми правдами, а зачастую, неправдами старался повысить (в основном, приписками) «показатели» своей организации, которые считались основным критерием продвижения руководителя по служебной лестнице.

 

Этот рецидив командно-административной экономики, не только сохранившейся по сей день в Узбекистане, но и приобретшей в годы независимости новые зловещие грани, отразился и на судьбе У.Яманкулова и на судьбе работников зерновой индустрии области, осуществивших под его давлением приписки: У.Яманкулов занял пост областного хокима, а те оказались первыми «претендентами» занять места на нарах колоний исполнения наказаний. Это и означает смысл предложения «…правосудие встает на службу произволу меркантильных интересов власти, то есть независимо от обстоятельств оформляет «законность» заведомо заказанной вины», высказанного несколькими строками выше.

 

Второй пример наглядно показывает истинную суть отношений властьпредержащих к наиболее инициативной и активной части населения в период зарождения и становления рыночной экономики. Солихжон Абдухайров, предприниматель из г.Гиждувана (Бухарская область), был арестован вместе с двумя своими сыновьями 15 января нынешнего года сотрудниками Службы национальной безопасности.

 

С 1996 года, как руководитель акционерного общества «Гиждувон бозори», С.Абдухайров, осуществляя постановление Гиждуванского городского хокима, возглавил строительство современного рынка вдоль трассы Бухара-Ташкент, который начал функционировать с 24 апреля 2001 года. Однако, через 11 дней он был закрыт по приказу того же городского хокима.

 

С.Абдухайров владел 39% акций акционерного общества «Гиждувон бозори» и около двух лет хоким Бухарской области Самойиддин Хусенов предпринимал попытки отобрать у него эти акции. Непослушность, непокорность С.Абдухайрова привели его на скамью подсудимых. В июне 2003 года Бухарский областной суд приговорил его к 8 годам лишения свободы.

 

Небывалый уровень приписок и хищений, подавление инициативы предпринимателей, продажность правосудия, которое оформляет «законность» их заведомо заказанной вины, полностью опровергают словоблудие руководителей разных мастей о якобы росте экономики в годы независимости страны.

 

Талиб Якубов

 

Председатель Общества Прав Человека Узбекистана

 

Javob berish

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Изменить )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Изменить )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Изменить )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Изменить )

Connecting to %s