ВНЕДРЕННЫЕ АГЕНТЫ, СООБЩЕНИЯ, Эгамназар ШАЙМАНОВ

Алик ушел, но его дело живет

HRSU blanc18 марта 2005 г.

В условиях отсутствия справедливости и правосудия

государство превращается в шайку разбойников

Августин Аврелий

СООБЩЕНИЕ ДУСТЛИКСКОГО РАЙОННОГО ОТДЕЛЕНИЯ

 ОБЩЕСТВА ПРАВ ЧЕЛОВЕКА УЗБЕКИСТАНА

 

Алик ушел, но его дело живет

 

Алик, т.е. Олим Косимов, начальник Джизакского городского отдела внутренних дел, ушел со своего поста. Если еще точнее, его уволили. В своем Открытом письме на имя министра внутренних дел Республики Узбекистан господина Зокиржона Алматова в начале марта мы выразили сожаление по этому поводу, т.к. нам казалось, что теперь некому будет избивать правозащитников, устраивать против них провокации, натравливать на мирных пикетирующих проституток, наркоманов, алкашей, учащихся лицеев и колледжей. Оказалось, что мы глубоко ошибались …Хотя Алик ушел, но он оставил за собой дело, которое живет.

 ОПЧУ неоднократно писало, что хоким Джизакской области Убайдулла Яманкулов, хокимы районов, при попустительстве правоохранительных органов, прокуратуры, судебной системы и других государственных органов, методично, шаг за шагом превращают фермеров-земледельцев в бесправных крепостных, незаконно отбирая у них земли, имущество, деньги в банке, самолично избивая их при первом же удобном случае, натравливая на них сотрудников милиции, распуская среди населения дискредитирующие их слухи. Убайдулла Яманкулов, и не только он, на глазах превращается в средневекового феодала, землевладельца с работающими на него крепостными, в человека, самолично, по своему усмотрению определяющего судьбы десятков, сотен тысяч людей.

Ждать помощи от гаранта, т.е. президента страны, прав и свобод граждан, соблюдения положений Конституции и законов, – бесполезно, т.к. именно он в начале 90-х годов прошлого столетия создал авторитарную Конституцию, Конституцию для одного человека, которая и в таком виде не работает. Надеяться на премьер-министра также бесполезно, т.к. именно он, будучи хокимом Джизакской области, начал практику избивания людей, оставаясь безнаказанным.

Отстаивать права фермеров области, дать огласке фактов беззакония и произвола по отношению фермеров взялись партия «Озод дехконлар» (Свободные крестьяне) и Общество Прав Человека Узбекистана. Фермеры начали выходить на мирные пикеты протеста. Но их и членов ОПЧУ стали избивать, запугивать, за ними установили непрерывную милицейскую слежку.

На наиболее активных членов партии «Озод дехконлар» и ОПЧУ власти стараются возбудить уголовные дела. Одним из таких активных правозащитников ОПЧУ является Эгамназар Шайманов, председатель Дустликского районного отделения ОПЧУ. За ним буквально охотятся осведомители, сексоты, наемная шпана милиции.

Ниже приводим его письмо из Джизака, где он подвергся провокации милиции, а затем и суда.

Думаю, что в моем задержании милицией не последнюю роль сыграл журналист Улугбек Хайдаров. Давно я слежу за его действиями и поступками. Он является членом правозащитной организации «Эзгулик» и постоянно вращается в среде правозащитников, в основном, Джизакской области. В 2004 году с ним разорвала отношения организация IWPR (Институт освещения проблем войны и мира, Великобритания) за плагиат.

1 февраля 2005 года в день пикета фермеров возле хокимията Дустликского района, где они подверглись избиению, У.Хайдаров вел себя крайне подозрительно. Представитель власти, которого мы считаем порядочным человеком, сказал: «Улугбек Хайдаров – человек ненадежный, он работает на хокима».  Верить не хотелось. Но достоверно известно, что 10 марта когда в Ташкент прибыла группа фермеров из Дустликского района с целью проведения пикета протеста, хоким района Махмуд Холбутаев срочно вызвал У.Хайдарова к себе в г.Дустлик и они вместе поехали ко мне домой, где с членами моей семьи обсуждался вопрос о моей деятельности.  И тот, и другой старался вызвать у членов моей семьи неприязнь к правозащитной работе, внушая им, что такая работа не приносит семье достатка.

12 марта я позвонил ему и попросил перевести на русский язык нашу жалобу на имя Генерального прокурора о нарушениях законов со стороны хокимията по отношению к фермерам района. 13 марта я заехал к председателю Джизакского районного отделения ОПЧУ Мамиру Азимову. Он сказал, что приходил Улугбек Хайдаров и расспрашивал обо мне. Не успел Мамир Азимов закончить свою речь, как журналист появился около нас. Он стал жаловаться на преследования со стороны власти области его самого и сестры Нортожи Хайдаровой, и предложил посидеть в кафе за рюмкой водки. Мы втроем поехали в г.Джизак, зашли в кафе «Океан», отужинали, выпив по сто граммов водки.

После этого начались непонятные вещи. Спустя некоторое время я понял, почему журналист пригласил меня в кафе выпить. Мамир Азимов уехал в районный центр, а мы с У.Хайдаровым остались вдвоем и он предложил поехать к нему домой. Сев в такси мы поехали к У.Хайдарову домой, но мы там побыли буквально десять минут и на той же машине поехали назад. Не успели мы выехать на трассу как нашу машину остановили милиционеры и стали проверять документы таксиста. Когда мы выехали на трассу журналист посоветовал мне там высадиться и поехать на попутной машине к другу, который жил неподалеку. Я вышел из машины, а У.Хайдаров поехал в сторону милицейского поста, находящегося в 150 метрах. Он остановился у поста и стал что-то с ними обсуждать. Милиционеры перекрыли дорогу и не стали пропускать машин в то направление, куда я должен был поехать.

На том месте, где я стоял и ждал машину, на скамейке сидела одинокая женщина лет сорока, других людей на остановке не было. Со стороны поста  ко мне подошли двое подвыпившие парни и один из них в грубой форме потребовал дать ему носвой (нюхательный табак). Так как время было позднее, я не стал с ним полемизировать и дал ему свой кисет. Высыпав себе на ладонь горст табака, он в еще грубой форме потребовал эту горст проглотить. Пока я ему отвечал, ко мне подошел второй из них, и спросил: «Куда ушла сидевшая тут девушка?». Я понял, что милиционеры подослали ко мне провокаторов, которые пытаются втянуть меня в ссору, и постарался вести себя корректно. Но один из них схватив за мою одежду, стал меня таскать в разные стороны.

В это время к остановке подъехала машина, в которой находились два милиционера. Выйдя из машины, они быстро подошли к нам и спросили: «В чем дело? Почему затеяли ссору? Садитесь в машину!». Нас доставили в 2-й городской отдел милиции, где нам велели написать объяснительную. На мой вопрос: «Почему вы меня задержали? На каком основании вы хотите на меня возбудить дело?», один из милиционеров ответил: «Мы выполняем приказ, нам так приказали». Все стало ясно.

Из ГОМ-2 нас повезли в наркологический диспансер. Первым врач нарколог пригласил к аппарату меня, но аппарат не отреагировал на мое дыхание. Милиционеры забеспокоились. Выставив меня за дверь, они долго врачу что-то объясняли. Проверив тех двоих, нас доставили опять во 2-е ГОМ. При мне один из сотрудников ГОМ стал листать какое-то, довольно внушительное «дело» и я увидел, что в нем находится копия моего паспорта. Мне стало известно, что на меня возбуждают дело за административное правонарушение, и если суд мне такое нарушение «повесит», то следующее дело уже будет уголовным.

Из ГОМ-2 меня повезли в в другой ГОМ на 3-микрорайоне и заперли в очень холодную камеру. В оконном проеме вместо стекла была только железная решетка, в камере стояла нестерпимая вонь. На голой скамейке мне удалось немного вздремнуть, но после 2-х ночи спать было невозможно из за холода. Неприятно стали болеть почки.

До 900 мной никто не интересовался и я просидел в камере дрожа от холода. После 900 меня повезли в ГОМ, находящийся в махалле «Бунёд». Там находился Улугбек Хайдаров, и я не понял с какой целью он сюда явился. Откуда он узнал, что меня 14 марта утром привезут в этот ГОМ? Объявили, что суд состоится после обеда. Журналист стал меня уговаривать, чтобы я взял вину на себя, иначе, по его словам, могут  дать 15 суток с тяжелыми обвинениями.

За все это время сотрудники милиции не позволили мне позвонить друзьям-правозащитникам и сообщить им что со мной случилось. Когда меня везли в ГОМ в маршрутном такси с пассажирами, я обратился незнакомым людям с просьбой сообщить обо мне моим друзьям и дал им номера их телефонов. Сопровождающие меня милиционеры и Улугбек Хайдаров забеспокоились. У.Хайдаров сказал: «Не надо преждевременно шуметь, будет лучше, если друзья услышат о случившимся из других источников. Это он повторил несколько раз.

Суд начался в 1430. Сначала судья Уткир Хужамов из Джизакского городского суда попросил меня рассказать о случившимся. Стало известно, что тех двоих, напавших на меня, милиционеры отпустили домой. В суд явился только один из них. Когда судья стал расспрашивать его, он почти слово в слово повторил то, что я рассказал судье, но с точностью до наоборот, т.е. будь то бы я подошел к ним и грубо попросил дать мне носвой и, получив его, стал затевать ссору, требуя найти девушку, которая сидела на скамейке. По всему было видно, что судья поддерживает провокатора. Он обратился ко мне с вопросом: «Хотите извиниться перед ним?». Я ответил отказом. Судья отправил одного милиционера в ГОМ-2 за теми двумя милиционерами, а парня, выступающего против меня, привести своего напарника.

У.Хайдаров ждал возле здания суда и, увидев меня, сокрушался почему я упорствую и не беру вину на себя. Он говорил: «Тебя же ждут люди, если тебя посадят на 15 суток, то все пойдет кувырком». Тем временем пришел второй парень, суд возобновился, и тот повторил все, что говорил его напарник. Милиционеры не явились. Я заявил судье, что у меня нет ни малейшего желания обсуждать случившееся с клеветниками, но я их прощаю. Судья настаивал, чтобы я написал объяснительное, и так как я уже почти целые сутки не отдыхал, решил его написать, но слово правонарушитель написал в кавычках.

Судья вынес решение об объявлении мне предупреждение.

Javob berish

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Изменить )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Изменить )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Изменить )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Изменить )

Connecting to %s