СООБЩЕНИЯ

06.05.08-М.Ардзинов – АГЕНТ СПЕЦСЛУЖ

8 мая 2006 года

Кого из себя представляет Михаил Ардзинов?

Когда Интернет-сайты начали распространять информацию о Всемирной акции протеста узбекистанцев, живущих за рубежом, по случаю годовщины кровавых андижанских событий, «единственный профессиональный правозащитник Узбекистана» Михаил Ардзинов, как он себя именует, заволновался.

Обладая умом кэ-гэ-бэшника (а ныне эс-эн-бэшника, эф-эс-бэшника), он сразу смекнул, или его надоумили, что массовые акции протеста, приуроченные к годовщине события, которое легло как несмываемое пятно на политику И.Каримова, нанесут если не смертельный удар по его режиму, то, во всяком случае, еще сильнее усилят его международную изоляцию.

Ардзинов начал действовать в излюбленном своем стиле – обливать грязью организаторов намечаемых массовых акций, обвиняя их в использовании американских грантов в корыстных целях. Он в таких делах большой мастер.

В одном из откликов на его злобные выпады говорится, что все поняли кого Ардзинов из себя представляет. Позволю себе не согласиться с таким мнением. Я утверждаю, что многие мало что знают об Ардзинове. И вот почему.

Ардзинов появился среди нас в середине 91-го года прошлого столетия, когда мы, человек 12-15, единомышленники во главе с Абдуманнобом Пулатовым, бывшим председателем Общества Прав Человека Узбекистана (тогда еще не созданного), начали разрабатывать Устав будущей правозащитной организации.

Видный на вид, с седой головой, с дипломатом на руках он был горячо принят всеми, т.к. мы хотели, чтобы среди правозащитников были люди и из русскоязычного населения Республики. Тогда никто не предполагал, что он был внедрен в ряды правозащитников.

Зорко следящие тогда за «Бирликом» и «Эрком» (оппозиционные организации того времени) власти, как мне кажется, сначала не поняли суть создаваемой организации. На учредительном Курултае (Съезде) ОПЧУ, который прошел 2 февраля 1992 года,  присутствовали представители министерства юстиции, городского хокимията и городской прокуратуры.

Когда делегаты Курултая начали обсуждение Устава они поняли что к чему. Раньше им казалось, что мы создаем новую оппозиционную партию или движение, и когда поняли, сразу приступили к созданию такой же общественной правозащитной организации как ОПЧУ. Она называлась «Национальный комитет по защите прав человека Узбекистана» (НКЗПУ).

Ее учредительное собрание прошло 12 февраля 1992 года, а уже через три дня она была зарегистрирована министерством юстиции страны. Руководителем этой организации стал известный юрист, доктор юридических наук, профессор Агзамходжаев, один из рьяных адвокатов политического режима в Узбекистане. Организации сразу выделили офис на Площади «Мустакиллик» (Независимость), автомашину, поставили телефоны и т.д.

Правда, эта организация просуществовала недолго. Ни одна международная организация ее не признала, в ее офис почти никто не ходил, на международные конференции представителей этой организации не приглашали. После смерти Агзамходжаева, кажется, в 1995 году, ее офис вообще закрыли и вскоре она была забыта.

Для скрытной борьбы против правозащитного движения власти выбрали две пути:

1) если руководство создаваемой правозащитной организации несговорчиво, то внедрить в эту организацию как можно больше своих людей;

2) создавать свои, так называемые, «карманные» правозащитные организации во главе со своим, верноподданным человеком.

М.Ардзинов был внедрен в ОПЧУ и долго никто об этом не подозревал. Каков бы ни был внедренный человек, он рано или поздно себя выдает. Об Ардзинове ситуация стала проясняться в 1998 году. Но к этому времени он успел «выдать» международному сообществу массу неверной информации, которая до сих пор циркулирует в мире.

Например, именно он впервые огласил число заключенных, арестованных и осужденных по религиозным мотивам (узников совести), как будь то оно равнялось 7000-7500. Он по заданию спецслужб намеренно снизил истинное число таких заключенных в 4 – 4,5 раза. ОПЧУ в 2002 году провело подсчет количества узников совести, содержащихся в четырех колониях исполнения наказаний (КИН УЯ 64/6, УЯ 64/45, УЯ 64/51 и УЯ 64/46) и оно составило 3700 человек.

В Узбекистане, по нашим данным, 78 пенитенциарных учреждений, из них КИН со строгим и общим режимами – около 50, и во всех из них содержатся узники совести – в одной побольше, в другой – поменьше. В Узбекистане имеются две особые КИН (близ поселка Жаслык в Каракалпакистане и близ поселка Уртааул в Ташкентской области) – концлагеря, построенные в годы независимости, где содержатся исключительно узники совести.

В советское время по числу пенитенциарных учреждений на своей территории Узбекистан занимал третье место после России и Казахстана. Подавляющее большинство КИН было построено в советское время, которые были рассчитаны на содержание 800 – 1200 заключенных. Сейчас же (в годы независимости) почти во всех этих КИН перенаселенность составляет в 3,5 – 4 раза больше, чем предусмотрено нормой.

Например, в КИН УЯ 64/49 (г.Карши), рассчитанная на 1200 заключенных, содержатся около 5000 (нередко и больше) заключенных, из которых не менее 1300 – узники совести. Раньше во всех КИН стояли двухъярусные кровати, сейчас к ним приварено третий ярус, а в  некоторых уже – четвертый ярус.

Несколько лет назад бывший министр внутренних дел Узбекистана З.Алматов заявил, что во всех пенитенциарных учреждениях страны  содержатся 65.000 заключенных, Ардзинов же назвал – 70.000. Его оценка отличалась от официальной всего-навсего на 5.000. Оценка же ОПЧУ совсем иная: во всех КИН Узбекистана содержатся не менее 250.000 заключенных, и об этом говорят многие, в том числе и бывшие работники КИН. В отличие от Ардзинова ОПЧУ считает, что во всех КИН содержатся не менее 30.000 узников совести.

В условиях авторитарного политического режима получить какую-либо  информацию о количестве заключенных, политузников и узников совести невозможно – такая информация засекречивается. Поэтому, правозащитники вырабатывают свои методы подсчета числа всех заключенных, политузников и узников совести, всех арестованных и/или осужденных в одном городе и т.п. Конечно, такой метод подсчета допускает отклонения от истинного числа в ту или в другую сторону. Однако, подсчет правозащитников считается верным.

Мы во многих областных центрах и других местах страны провели мониторинг сотен судебных процессов, на которых рассматривались уголовные дела людей, арестованных по религиозным мотивам. Я многим людям, в том числе правозащитникам, задавал вопрос: «Сколько по вашему мнению, например, с 1996 года, в стране состоялись судебные процессы, на которых люди осуждены за свои религиозные убеждения?».

Ответы были разные, они колебались между 1000. и 2000. Если учесть то, что судили одного человека, двух или трех человек случалось крайне редко, судили в основном группами в 10, 15, 18, 25 (я называю числа произвольно, можно назвать и промежуточные числа) человек и т.д. (однажды мы зафиксировали в городе Термезе судебный процесс, на котором проходили 48 подсудимых), число узников совести (7 – 7,5 тысяч), названное Ардзиновым, никак не укладывается в данный подсчет.

К сожалению, многие организации за рубежом верили в россказни Ардзинова. Несколько лет назад приехавшие из Москвы известные правозащитники Виталий Пономарев и Николай Митрохин подверглись нападению неизвестных лиц, когда они вышли из офиса правозащитной организации «Комитет по защите прав личности Узбекистана», возглавляемой Маратом Захидовым.

Ардзинов был тут как тут: он заявил, что никакого нападения не было и все что говорили московские правозащитники – напраслина, и всю вину он возложил на самих москвичей. Через некоторое время я узнал, что они поддерживают с ним тесный контакт, и я спросил Виталия зачем они это делают. Ответ был ошеломляющим: он сказал, что они будут сотрудничать с каждым лицом, который им предоставляет информацию.

Надеюсь, что Виталий, глубоко уважаемый мною правозащитник, на меня не обидится за то, что я ссылаюсь на этот факт. К сожалению, такая солидная и уважаемая организация как «Мемориал» до сих пор придерживается того мнения о количестве узников совести в Узбекистане, которой «пичкал» Ардзинов международные организации.

Основной задачей Ардзинова, поставленной перед ним спецслужбами, это –  дискредитация оппозиционных политических партий, их лидеров, правозащитные организации и их активистов. Основным его «аргументом» является словосочетание: «Не было этого!». 3 ноября 1998 года в Варшаве близ отеля «Феликс» на меня было совершено покушение, по моему глубокому убеждению, организованное спецслужбами Узбекистана.

Я оказался в госпитале и там пробыл девять дней. Об этом в те дни писали многие польские газеты. Тех двоих, покушавшихся на меня, поймали благодаря видеозаписям видеокамеры, установленной на крыше 10-ти этажного здания банка, рядом с которым было совершено покушение. Ардзинов стал кричать (и до сих пор кричит), что никакого покушения на Талиба Якубова в Варшаве не было.

Точно такого мнения придерживаются во властных структурах Узбекистана, хотя на следующий день после покушения меня в госпитале навестил член официальной делегации Узбекистана Н.Пулатов, работник МИДа. Правда, говорят, что он по возвращении из Варшавы сразу был уволен с работы.

Известно, что между лидерами партий «Бирлик» и «Эрк» Абдурахимом Пулатовым и Мухаммадом Салихом уже лет 15-16 существует нездоровое отношение, которое переросло во вражду. До 1996 года Ардзинов как бы стоял на стороне А.Пулатова и всячески охаивал М.Салиха и его партию. Но в 1996 году он крепко поссорился с братом лидера «Бирлика» Абдуманнобом Пулатовым и сразу изменил свои «ориентиры» – теперь он стал охаивать братьев Пулатовых и заодно «Бирлик», подружившись с лидерами «Эрка».

Но и «эрковцы» вконец его «раскусили» и отвернулись от него, что дало повод Ардзинову охаивать и А.Пулатова, и М.Салиха, и «Бирлик», и «Эрк» одновременно. Весьма печально, что руководители и «Бирлика», и «Эрка» глубоко ошиблись, ставя раньше на Ардзинова: он внес свою немалую лепту в раскол не только между лидерами вышеназванных партий, но и самими организациями. Они не заметили, что в их окружении есть люди, которые по заданию спецслужб искусственно поддерживают атмосферу вражды.

В 2004 году Ардзинов прилетел в Лондон на ежегодную сессию Совета управляющих Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР). Из Узбекистана там собралась самая большая группа из неправительственных организаций. Кроме Ардзинова все поселились в гостиницы типа общежитий (75 долларов за сутки), а он жил в отеле «Хилтон», где проходила сессия ЕБРР (около 500 долларов за сутки), в одном из самых фешенебельных отелей Лондона.

Почему я это пишу? Дело в том, что Ардзинов обвиняет правозащитников из других организаций в воровстве, растранжиривании грантов, полученных от международных донорских организаций и т.д. Логика простая и работает безотказно: всякий обыватель поверить, если сказать: «Эшмат или Тошмат проел 200.000 долларов, полученных от международных организаций».

Не только обыватель, этому верят и достаточно серьезные и грамотные люди. Но он очень умело скрывает свои финансовые источники – кассы спецслужб. Ни одна донорская организация не выделит деньги для проживания в отеле «Хилтон», если он представитель неправительственной организации. Селясь в отель «Хилтон» Ардзинов по-видимому не предполагал, что правозащитники из Узбекистана его «засекут».

Полностью Ардзинов «раскрылся» в мае 2005 года в Белграде, где проходила очередная сессия ЕБРР. Дело было сразу после андижанских событий и все собравшиеся жаждали узнать истинную информацию о расстреле правительственными войсками мирного населения города.

Ардзинов выступил дважды (на встрече управляющих банка с представителями неправительственных организаций и на встрече с президентом банка) и яростно защищал правительство Узбекистана. Он говорил, что из населения города не был убит никто, были убиты 240 исламских боевиков-террористов. Откуда он взял эту цифру – непонятно.

Спецслужбами Узбекистана Ардзинову отведена задача искусственно поддерживать в среде правозащитников Узбекистана, если можно так выразиться, фон постоянных ссор между собой. Кто бы не появился на правозащитном небосклоне, Ардзинов тут же на него набрасывается, обвинив его во всех мыслимых и не мыслимых грехах.

Опять логика простая: указывая на этот фон, власти могут международным организациям сказать: «Вот вы кого защищаете, это же бардак, а не правозащитное движение; как они могут заниматься правозащитой, если они постоянно грызутся между собой».

Другая немаловажная задача Ардзинова – это выполнять роль «панургова козла» (или «панургова стада»), который уводит за собой стадо баранов в морскую пучину. Этот эффект часто применяется спецслужбами, когда надо увести мнения людей (обычно, обывателей) совсем в другую сторону. Напомним, что:

Панургово стадо –  выражение, употребляемое для характеристики толпы, слепо и безрассудно следующей за кем-либо. Оно описывается в романе французского писателя Рабле (1494-1553) «Гаргантюа и Пантагрюэль»: плыл Панург на корабле с купцом Дендено, который вез партию баранов. Панург ранее был в ссоре с купцом, и чтобы отомстить ему использовал этот благоприятный момент. Он купил у Дендено козла и бросил его в море. Заметив, что козел бросился за борт, остальные овцы стада также бросились за ним в море, увлекая с собой туда же и купца, пытавшегося остановить стадо, спасая богатство. Сделав огромное усилие над собой (он крепко обхватил мачту) Панург  удержался от огромного соблазна броситься в море за богатством, и остался на корабле.

Исполняя роль «панургова козла» Ардзинов каждую пятницу приходит в мечеть «Кукалдош» и встречается там с группой верующих, организует им обед после пятничного намаза и ведет с ними «дружескую беседу», которая сводится к одному: все правозащитники Узбекистана воры и мошенники, и не следует с ними общаться.

В среде верующих находятся немало людей, которые слепо и безрассудно ему верят. Одним из таких людей был Абдурахмон Пирмухаммедов, работающий на этой мечети, который ранее, в конце 89-го и в начале 90-х годов проявлял активность в Народном движении «Бирлик».

Абдурахмон слепо и безрассудно верил в Ардзинова, но месяц-другой назад, на очередной посиделки  после пятничного намаза, он крепко с ним поссорился. Вероятно он не знал, что Ардзинов такие вещи не прощает: несколько дней тому назад власти отправили его (Абдурахмона) в психушку.

«Международная деятельность» Ардзинова стоит особняком. Кого только он не охаивал? Среди таких людей и организаций: бывший посол Великобритании в Узбекистане Крейг Мюррей, директор офиса в Ташкенте британской организации «Институт освещения войны и мира» Галима Бухарбаева, сотрудница офиса американской неправительственной организации «Интерньюс» Умида Ниязова, американские правозащитные организации «Хьюман Райтс Вотч» и «Фридом Хаус», правозащитный фонд из Ирландии «Фронт Лайн» и т.д. Сейчас всю свою ненависть Ардзинов направил против посольства США…

Раньше у Ардзинова были две излюбленные фразы, о которых он не уставая говорил и писал: «Я – единственный профессиональный правозащитник в Узбекистане», «Я – лауреат премии Хьюман Райтс Вотч». Сейчас об этом не пишет и не говорит. Наверное, боится, т.к. за некоторым исключением, все (по крайней мере правозащитники) в Узбекистане поняли что он за «птица». В настоящее время одним из объектов его нападок стала организация «Хьюман Райтс Вотч».

Для внедренного своего агента КГБ непременно разрабатывал легенду, подкрепляя ее соответствующими «документами». У Ардзинова, когда он пришел в правозащитное движение, была легенда, по которой он, якобы, «воевал» с КГБ еще в начале 70-х годов прошлого столетия. Он всем показывал множество различных «документов», «справок» из психиатрических больниц, государственных органов, «подтверждающие» гонимость его органами КГБ.

Человек, лично знавший его брата Василия Ардзинова, кандидата экономических наук, работавшего в одном из научно-исследовательских институтов Санкт-Петербурга, говорил, что все в институте знают о кэ-гэ-бэшном прошлом В.Ардзинова, о том, что он еще в начале 70-х годов являлся кадровым офицером КГБ.

Этот же человек знал (или узнал), что «наш» Ардзинов еще раньше своего брата работал в КГБ и в начале 70-х годов был направлен в Узбекистан. Тот же источник говорил, что Ардзинов и сейчас является резидентом ФСБ России в Узбекистане.

Многие думают, что у Ардзинова не все в порядке, что он психически больной. Это – ошибка. Он в своем уме и вполне здоровый человек – я в этом убежден. Он, опять по моему глубокому убеждению, ведет в Узбекистане тонкую разрушительную игру среди представителей светской и религиозной оппозиции и правозащитников по заданию спецслужб Узбекистана и России одновременно. Ведь известно, что более 50% сотрудников СНБ Узбекистана «работают» на ФСБ России.

Впервые он вызвал у меня подозрение тогда, когда в Узбекистан нанес визит министр иностранных дел России А.Козырев (кажется, это было в 1995 году). А.Козырев прилетел в Ташкент из Туркменистана, где он вел переговоры с Туркменбаши о двойном гражданстве (российское и туркменское) для граждан Туркменистана. Вопрос о двойном гражданстве для граждан Узбекистана был поднят на встрече А.Козырева с И.Каримовым. К части президента Узбекистана, надо признать, И.Каримов отверг данное предложение правительства России.

Когда А.Козырев еще находился в Туркменистане, ко мне домой пришел Ардзинов и стал меня упрашивать, чтобы мы совместно выступили в пользу двойного гражданства. Я не понял его логику и попросил объясниться. Но он ничего не говорил, лишь повторяя одно и то же: «Увидишь, потом будет хорошо». Я не согласился, более того, в мою душу закралось сомнение: почему Ардзинов так рьяно выступает за двойное гражданство?

Когда мне стало известно о его прошлом, я ему написал нижеследующее письмо:

 

ПРАВОЗАЩИТНИКУ –  эС–эН-Бэшнику МИХАИЛУ АРДЗИНОВУ

 

За весь период 2-й мировой войны И.Сталин ни разу не произнес имя А.Гитлера. И когда 8 мая Г.К.Жуков доложил ему о смерти Гитлера, он произнес: «Доигрался, собака!».

В своем письме от 29 июля 1998 года тебе, вонючему эС-эН-Бэшнику, я писал:

Всему судья – ВРЕМЯ,  оно, будем надеяться, выявит каждого сексота, провокатора, негодяя, «профессионального  правозащитника»  (и т.д.)  и  выведет  на чистую воду. Время – творение Аллаха, а он велик, мудр и всевидящ».

Так оно и вышло. Найди мое письмо и прочти его еще раз, вонючий козел. Доигрался! Ты думал, что можешь дурачить почтенную публику до конца своей поганой жизни. Гусь тоже думал, однако попал в суп. И ты, паршивый эФ-эС-Бэшник, все видят, куда ты попал. В дерьмо.

Мне в 1998 году стало известно, что ты и твой брат Василий Ардзинов являетесь кадровыми сотрудниками советского КГБ  еще с 70-х годов прошлого столетия. Сообщил же мне эту информацию мой друг по аспирантуре, работающий в одном из НИИ в Санкт-Петербурге, где проживает твой брат. В течение года по моей просьбе он прилагал огромные усилия для того, чтобы получить информацию о тебе и твоем брате.

«Сколько не виться веревочке, а конец найдется» – говорят русские. Вот и нашелся. Всему судья – время. И оно вывело тебя на чистую воду. Потому, что время – творение Аллаха, а он велик, мудр и всевидящ. Это – мои слова, почти пятилетней давности.

Помнишь, что ты говорил мне, когда в Ташкент приезжал министр иностранных дел России А.Козырев? Ты, вонючий эС-эН-Бэшник, агитировал меня выступить за двойное гражданство, говорил, что это хорошо для будущего узбеков. Вот тогда-то я заподозрил, что ты сексот ФСБ. Работая в СНБ ты служил ФСБ, а возможно и другим службам.

Ты, вонючий эС-эН-Бэшник, продал и выдал спецслужбам всех туркменских правозащитников и оппозиционеров, войдя в их доверие. Часть из них погибла, многие оказались за решеткой, лишь немногие спаслись, кому удалось уехать в за рубеж. Гибель туркмен на твоей совести, вонючий эС-эН-Бэшник.

Ты успел нанести жестокий удар по правозащитному движению Узбекистана, по оппозиции. Ты нанес им гораздо больше вреда, чем СНБ, МВД, прокуратура вместе взятые. Тебе Аллах воздаст свою кару за твои гнусные дела. Ты будешь кричать нечеловеческим голосом когда будешь умирать, вонючий эС-эН-Бэшник. Точно такая участь ждет твоего друга (в прямом смысле!), также вонючего эС-эН-Бэшника как ты, Марата Захидова.

Слишком поздно твое окружение тебя раскусило, а люди типа Исмаила Адылова все еще тебе верят, твоим вонючим словам. Мне их жаль. Придет время и они поймут. Талиб Якубов.

Ардзинов мне не ответил, хотя он тут же откликается на любое письмо сугубо по своему.

Я приношу свои извинения уважаемым читателям, что я употребил в своем письме не очень красивые слова – я никогда себе такого раньше не позволял. Но, думаю, Ардзинов достоин таких слов. О нем можно писать бесконечно долго, но, думаю, того, что сказано выше, вполне достаточно.

И последнее. Мне жаль международных организаций – они крайне не разборчивы. Они доверяют каждому встречному и поперечному, и не прилагают усилия узнать хоть что-либо о человеке, который предоставляет им «информацию». Пусть на меня не обижаются «Мемориал», «Хьюман Райтс Вотч», посольство США и некоторые другие организации, у которых М.Ардзинов раньше был в почете.

Пришло время пересмотреть все те данные (я о них писал выше), предоставленные Ардзиновым международным организациям.

Талиб Якубов

Председатель Общества Прав Человека Узбекистана

Javob berish

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Изменить )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Изменить )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Изменить )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Изменить )

Connecting to %s