ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕРРОРИЗМ, МИФЫ о ТЕРРОРИЗМЕ, СООБЩЕНИЯ

1999 г. 16 февраль. Ташкент.

3 марта1999 года

ЗАЯВЛЕНИЕ

                   ОБЩЕСТВА ПРАВ ЧЕЛОВЕКА УЗБЕКИСТАНА

 

          После проведенных террористами в Ташкенте 16 февраля 1999 года ряда взрывов, Общество Прав человека Узбекистана (ОПЧУ) выразило озабоченность, что это событие может быть использовано властями Узбекистана для  того, чтобы начать новый  виток арестов верующих-мусульман и членов ненасильственной оппозиции. Информации, поступающие нам в последние дни подтверждают, к сожалению, наши худшие опасения.

В ночь с 19 февраля на 20, в половине 11-го, к дому Ботиржона Нурматова в автомашине типа «Нива» подъехали пятеро сотрудников МВД, трое из которых были в гражданской форме,   а  двое –  в  форме  войск спецназа (в масках). Они предъявили ордер на обыск дома Б.Нурматова и арест его самого. Родители Б.Нурматова сказали, что он арестован еще в январе 1998 года, а 13 июля того же года Ташкентским городским судом приговорен к высшей мере наказания, но все это было сфабриковано Ташкентской городской прокуратурой.

Услышав это подполковник КОЗИМ ЖАМИЛОВ (так он представился родителям Б.Нурматова) (служебный тел. 139-73-82), возглавлявший опергруппу, выразил  крайнее удивление. Он успокоил трясущихся от страха родителей Б.Нурматова, написал номер своего служебного телефона и пообещал помочь. Однако, он отказался говорить с матерью Б.Нурматова, когда она позвонила ему 22 февраля, заявив, что сейчас у руководства МВД нет времени рассматривать такие дела.

По словам очевидцев арестовывать людей сотрудники МВД приезжают в основном ночью и в масках. Это наводит страх на людей, парализуя их волю. На такой эффект, по-видимому, и рассчитывают власти Узбекистана.

Статья о БОТИРЖОНЕ НУРМАТОВЕ включена в Информационный Бюллетень ОПЧУ, который  был распространен по государственным и международным организациям. Его можно также прочесть в ИНТЕРНЕТе. В нем приведены и другие конкретные факты нарушения прав человека. Однако, и по истечении четырех месяцев ни одна государственная организация (МВД, Прокуратура, Верховный суд и т.д.) не выразила свое отношение к информациям, включенных в Бюллетень. Больше того. 2 января 1999 года ОПЧУ обратилось к Генеральному Прокурору РУз  господину У.Худайкулову с просьбой возбудить делопроизводство из-за вновь открывшихся обстоятельств, связанных с уголовными делами Ботиржона Нурматова, Мели Кобилова и Хамдама Боймухамедова. Нарушая Закон «Об обращениях граждан» Прокуратура (!!!) Республики до сих пор не ответила на наши письма.

Пример Б.Нурматова наглядно показывает (до нас эта информация дошла еще в начале 1998 года), что список людей (в основном верующих-мусульман), подлежащих аресту, тщательно готовился в МВД заранее (в течении, по крайней мере, двух лет). Хотя, по-видимому, небольшая часть этих людей уже была арестована и осуждена, но власти не решались проводить массовые аресты. Дело в том, что людей до сих пор милиция арестовывала в основном (в подавляющих случаях) используя наркотические вещества и патроны. Этот метод ареста широко обсуждался в последнее время в мировой печати, общественностью, правозащитниками, и он сильно дискредитировал и себя и всех тех, кто его использует. Властям нужен был более сильный повод.

Конфуз с арестом Б.Нурматова произошел вероятно потому, что в городской прокуратуре не был известен список людей, подлежащих аресту, и она не проинформировала вовремя МВД о том, что ее сотрудники облегчили его, т.е. МВД, работу.

Общество Прав Человека Узбекистана (ОПЧУ) в своем распространенном Заявлении от 16 февраля с.г., обнародывая свое отношение к трагическим событиям того дня, воздержалось высказать предположение о потенциальных силах, которые смогли бы потенциально осуществить серию взрывов в городе Ташкенте. Оправившись от начального шока, по происшествии определенного времени, осмыслив и переосмыслив некоторые факты, теперь, думается, можно оценить степень вероятности участия в случившемся тех или иных сил.

Можно было заметить, что люди оживленно обсуждали следующие версии:

а) взрывы осуществили исламисты, наиболее пострадавшая часть населения от репрессий властей с 1992 года;

б)  к взрывам причастна наркомафия, по которой в последнее время власти Узбекистана нанесли ощутимые удары;

в)  взрывы в Ташкенте – это месть тех высокопоставленных людей из властных структур, которые были сняты со своих постов за последнее время;

г)  взрывы организовали спецслужбы России в ответ на выход Узбекистана из Договора о коллективной безопасности;

д) взрывы в Ташкенте – это продукт осложнившихся взаимоотношений между Узбекистаном и Таджикистаном;

е)  взрывы спланированы и организованы самими властями Узбекистана.

Какая из вышеперечисленных версий наиболее правдоподобна?

Конечно, каждая из этих версий может иметь право на жизнь, быть наиболее  вероятным с точки зрения исполнения. Власти Узбекистана уже открытым текстом заявляют, что взрывы – дело рук «воинствующих исламистов». Эти заявления не выдерживают  критики, т.е. вероятность того, что взрывы осуществлены исламистами, ничтожно мала. Репрессиям верующие-мусульмане подвергаются с 1992 года и за все эти 7 лет с их стороны не наблюдалось насильственного сопротивления. Хотя в ряде убийств,  происходившихся в Намангане в 1996-97 годах, власти обвинили исламистов, но ни в одном судебном процессе, проведенных над исламистами, их вина не была доказана. Даже во время суда над «главным террористом» Толибом Мамажановым многие присутствующие в зале заметили, что доводы гособвинения были малоубедительны, сам подсудимый, казалось, исполнял заученную роль. В ряде регионов (Наманган, Ташкент, Хорезм и т.д.) Узбекистана были проведены «показательные» суды, цель от которых заключалась в том, чтобы «показать» как могут быть кровожадными исламисты, только дай им свободу, что они постоянно живут с думой о захвате власти.

Преследования верующих-мусульман, начавшиеся в 1992 году, приняли такой размах, что истинные их масштабы трудно представить. В заключении находятся сотни и тысячи верующие-мусульмане, которые лишены всяких человеческих прав. Приведем один пример. 40% (т.е. более 400 человек) всех заключенных в лагере усиленного режима УЯ  64-25, находящегося в Караулбазаре, являются верующими-мусульманами, люди, которые пострадали за свои религиозные убеждения. Почти все эти люди имеют срок заключения от 10 до 20 лет. Среди них высокая смертность из-за заболеваемости туберкулезом. За последние 7,5 лет здесь никто не проходил медицинского обследования. Недавно закрыли лагерную мечеть и запретили отправлять намаз, а муэдзин, который исполнял призыв (азон) к намазу, был убит  рецидивистом из этого же лагеря (вспорол ножом ему живот).

Усилиями правозащитников и журналистов, различных организаций, мир узнал об этих репрессиях, об их масштабах, и власти Узбекистана оказались не в силах скрывать все это от мировой демократической общественности. Не такой уж высокий рейтинг правительства Узбекистана стал падать.

Необходимо отметить, что хотя крупные международные организации как ООН, Европейский Союз, ОБСЕ (и другие) знали  об этих репрессиях, но они во многом заняли позицию наблюдателя, и правительство Узбекистана воспользовалось этим моментом. Только в последнее время ОБСЕ стала уделять более или менее серьезное внимание нарушениям прав человека в Узбекистане. У этой авторитетной организации, как заметил корреспондент газеты «Труд» господин В. Бирюков, в последнее время скопилось немало претензий к правительству Узбекистана (еженедельник «Труд-7», 19.02.1999, №30 (23255)).

Один из высокопоставленных руководителей ОБСЕ, Председатель парламентской ассамблеи этой организации госпожа Хелле Дайн воочию увидела один из взрывов. Она находилась примерно в ста метрах от места взрыва в отеле «Интерконтиненталь» и беседовала с членами оппозиции и правозащитниками Узбекистана. Не был ли приурочен сей взрыв к приезду госпожи Х.Дайн? – такой вопрос приходит на ум каждый раз, когда вспоминаешь вышесказанные слова господина В.Бирюкова. По словам господина В. Бирюкова госпожа Х.Дайн во время своей встречи с журналистами признала, что теперь понимает проблемы, с которыми сталкиваются власти Узбекистана. Этими своими словами господин В. Бирюков, похоже, приоткрывает завесу над тайной.

История предоставляет нам немало примеров, когда в целях ликвидации своих политических противников власти устраивали различные провокации и диверсии, а  ответственность перекладывали на ничего не подозревающихся своих противников. Такое происходило и в гитлеровской Германии, и в сталинском СССР. В той или иной форме, в тех или иных  масштабах такие события происходят во всяких государствах с тоталитарными или авторитарными режимами.

Узбекистан переживает трудные времена в своей истории. Во внутренней политике – в области экономики, науки, здравоохранения, образования, в социальной сфере (и т.д.) – наблюдается полная депрессия. Во внешней политике дела идут не лучше: ни с одним государством-соседом и многими не соседями у него не наблюдаются нормальные отношения. Сближение с Европой и США происходит весьма не гладко. Такая политика может вести только к изоляции.

От взрывов 16 февраля пострадало все, но особенно – права и свободы человека. Последующие за взрывами события показывают, что общество опускается в пучину насилия и поэтому в нем еще долго будут задержан процесс  демократических преобразований. Какова будет реакция авторитетных международных организаций, великих держав, мирового демократического сообщества на эти события – от этого во многом будет зависеть будущее Узбекистана: пойдет ли он по демократическому пути развития или в нем сохранится на долгие годы власть насилия.

Талиб ЯКУБОВ  – ГЕНЕРАЛЬНЫЙ СЕКРЕТАРЬ ОБЩЕСТВА ПРАВ ЧЕЛОВЕКА УЗБЕКИСТАНА

Javob berish

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Изменить )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Изменить )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Изменить )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Изменить )

Connecting to %s