Статьи Талиба ЯКУБОВА

О ТРЕХ ЗАКОНАХ НИКОГДА В УЗБЕКИСТАНЕ НЕ ПРИНИМАВЩИХСЯ ПАРЛАМЕНТОМ

или

КОММУНИСТИЧЕСКИЙ ЛИДЕР

 

 

RAQQOS
RAQQOS

Талиб Якубов

В независимом Узбекистане законы “ Об импичменте Президента Республики Узбекистан”, “ О Службе национальной безопасности” и “О милиции” парламентом страны никогда не принимались. День независимости страны с торжествами отмечался 21 раз, почти во всех в них Ислам Каримов танцевал, словно птица кружится над площадью. Скоро будем праздновать 22-ю годовщину этого замечательного дня. 22 года страной правит один человек. Если посмотрим на историю СССР, то увидим, что В.Ленин им управлял 5 лет, И.Сталин 31 год, Г.Маленков и Ю.Андропов управляли по 2 года, Н.Хрушчев руководил империей 9 лет, Л.Брежнев – 18 лет, К.Черненко – 1 год и М.Горбачёв – 6 лет.

В.Ленин, создавший первую тоталитарную империю в ХХ-столетии, правил ею 5 лет и возможно правил бы ею до конца своей жизни, если бы его не убила террористка-одиночка. Об этом много написано хорошо его знавшими, вместе работавшими и всегда бывшими рядом с ним людьми. Ю.Андропов и К.Черненко были тяжело больными людьми, когда пришли к власти, и ушли из жизни быстро, не насладившись ею вдоволь. Г. Маленкову, Н.Хрущеву и М.Горбачеву не дали оставаться у власти до конца своей жизни интриги в руководстве коммунистической партии. Только И.Сталин и Л.Брежнев руководили страной до конца своей жизни.

Как обстояло дело в других коммунистических государствах? Фидель Кастро руководил Кубой 51 год, когда его одолела старость он передал руководство своему брату Раулю Кастро. Мао Цзедун правил Китаем 33 года, Ким Ир Сен Северной Кореей 46 лет (после его смерти страной руководил его сын Ким Чен Ир, а после смерти последнего С.Кореей правит внук Ким Чен Ын), Вальтер Ульбрихт правил коммунистической восточной Германией 23 года, Николае Чаушеску – Румынией 24 года. Уф-ф-ф, довольно! Если вам не скучно данный список можно продолжить еще долго. Но с меня хватит.

Вывод напрашивается сам собой: коммунистические режимы живут угнетаемые тяжелой болезнью – их правители устанавливают продолжающиеся на долгие годы диктатуры, основанные на лжи и насилии, нетерпимые к инакомыслию, он – правитель – не склонен к мирной передачи власти кому-либо, если претендент на “трон” не является его отпрыском или близким родственником. Это – характеристика всякого правителя, который сложился как личность в условиях коммунистического режима.

Узбеки и после более 70-летнего коммунистического правления в СССР остались в условиях коммунистического режима после распада “одной шестой части”. Если собаку сегодня называть “Волкодавом”, а через год “Белкой”, то она все равно сохранит свои собачьи сущность и повадки. Ислам Каримов сложился в условиях коммунистического “Волкодава”, но он с 8 декабря 1992 года политический режим в Узбекистане стал называть “Белкой”, т.е. “демократическим” [часть 1 статьи 1 Конституции Республики Узбекистан: “Узбекистан – суверенная демократическая республика”]. 13 месяцев до этого, т.е. 1 ноября 1991 года он изменил Коммунистическую партию Узбекистана на Народно-демократическую партию Узбекистана. Сущность изменилась? Нет! А качество? Качество тоже не изменилось! Стало хуже, но ни в малой степени не стало лучше! Вчерашние красные коммунисты с 2 ноября 1991 года стали демократами? Ни в коей мере! Знаю людей, которые свои членские билеты от компартии спрятали в сундук приговаривая: “Придет время – пригодится”. Мне не известно куда дел И.Каримов свой коммунистический членский билет, но я доподлинно знаю, что он страной продолжил управлять чисто коммунистическими методами.

В демократических странах глава государства может уйти со своего поста либо на всеобщих выборах, либо при возбуждении дела на основе закона “Об импичменте президента”, либо в связи с болезнью или смерти. Это – одно из требований демократии. Я не слышал, чтобы хотя бы в одном авторитарном государстве как Узбекистан имеется закон “Об импичменте президента”. Почему? Неужели этот закон страшный как многоголовый дракон? Кто его больше страшится – народ, оппозиционные силы или сам правитель? Политически неактивный народ однозначно его не боится, так как он – народ – не понимает и его смысл, и механизм его применения. Только политически активный народ чувствует силу данного закона. Серьезная оппозиция приветствует принятие такого закона, и требует его принять, если власть его обходит. Единственная сторона, страшащаяся закона об импичменте главы государства – это само лицо, пришедшее к власти.

В 1990 году, когда в Узбекистане формировался независимый парламентаризм, как мне кажется, большинство, в том числе и оппозиция, не поняло, что закон   “Об импичменте Президента” является наилучшим инструментом, который способствует продвижению общества в сторону демократии. На вопрос “вносился или нет проект данного закона на повестку дня Верховного Совета (позже Олий Мажлис)” могут пролить свет депутаты тех лет Мухаммад Солих, Насрулло Сайидов, Абдувохид Паттаев и бывший министр юстиции Мухаммадбобур Маликов, проживающие зарубежом.

Естественно, в то время вокруг Каримова собирались сильные русскоязычные специалисты, в частности хорошо знакомые с законодательствами демократических стран. Другими словами, Каримов понимал какие законы надо провести через парламент, а каких вообще заблокировать. Если бы Каримов, у которого каждая клетка не только его мозга, но и всего тела пропитана коммунистической идеологией, дал парламенту возможность обсудить и принять закон об импичменте главы государства, то смело можно было бы считать его антикоммунистом.

Что с того, что примут закон  “Об импичменте Президента”? Вон закон “О выборах Президента” как безбожно фальсифицируют. А что, не смогут с помощью той же фальсификации обойти и закон “Об импичменте Президента”, спрашивают некоторые. Верно, в условиях авторитарных режимов невозможно провести честные выборы. С импичментом имеются некоторые нюансы. Импичмент (англ. – impeachment — недоверие, или латын. – impedivi – сопротивление, предотвращение) – процесс обвинения главы государства со стороны суда или другого компетентного государственного органа, который подразумевает отстранение его от должности, и даже возбуждение против него уголовного дела. Есть государства, в которых процесс импичмента применяется и другим должностным лицам. Для того, чтобы запустить процесс импичмента против должностного лица (напр., Президента) необходимо строго доказать, что оно намеренно нарушало законы страны. Импичмент не является процессом (напр., выборами) на котором принимает участие народ, он не является и делом правоохранительных органов (напр., прокуратуры). Процесс импичмента в некоторых государствах возбуждает суд, в США наблюдалось, что его возбуждал Конгресс.

Слово “импичмент” на узбекском языке выражается словосочетаниями “лавозимидан четлатиш”, “лавозимидан кетказиш”, в которых ярко проявляется негативный оттенок, и которые режут слух. Некоторые сие слово могут выразить еще похлеще: “лавозимидан қувиш” (изгнание с должности). Подобные выражения называются “выражения с негативным эффектом”, которые разными должностными лицами воспринимаются своеобразно – чем выше должность тем болезненнее, а для властолюбивых и карьеристов с неимоверно высокой амбицией людей как Каримов они смерти подобны. У слова “выборы” такого эффекта нет, оно входит в группу слов (словосочетаний) с позитивным эффектом. Поэтому в советское время выборы проводились в праздничном духе, организовывались концерты, разные развлечения, на прилавках магазинов появлялись дефицитные товары. Цель была простой: отвлечь народ, добиться того, чтобы в день выборов народ не вспоминал о социально-политических проблемах, чтобы выборы прошли гладко.

Здесь я выражаю свое мнение о том, что когда незаыисимый парламент Узбекистана в 1990 году вырабатывал систему национального законодательства, почему он не принял закон  “Об импичменте Президента Республики Узбекистан”. Я имел беседу с несколькими людьми, которые давно и даже с детства знали Каримова. Они мне рассказали о разных фактах из жизни Каримова. Если их всех подвести под общий знаменатель получается следующее: раньше он, особенно в детстве, наслышался о себе массу разговоров с негативным эффектом, и насытился ими, так сказать, по горло. Поэтому с первых шагов в самостоятельной жизни (студенчество, производство, работа в советских и партийных органах) он любыми средствами старался оградить себя от любых разговоров с негативным эффектом. Человек, который в детстве подвергался постоянным притеснениям превращается либо в труса, либо в болезненно-мстительного, злобного лица.

Как утверждал один из собеседников, в характере Каримова явно прослеживался второй вариант, достигший своего апогея. У него абсолютно отсутствовало понятие “прощение”, но понятие “отомстить” было в избытке. Один из собеседников даже привел такое сравнение: “Как некоторые хищники сутками напролет не шелохнувшись ждет свою жертву, так и Каримов ждал удобного момента для отмщения от своего недруга”.

Сыновья и внуки Собитхон-кори Назарова из Намангана не делали не только ничего злобного, но и в их помыслах не было ничего плохого. Обидхон-кори Назаров, старший сын Собитхон-кори Назарова, в своих проповедях призывал прихожан его мечети исключительно к добру, милосердию, помощи к малоимущим. В отличие от многих проповедниках он имел смелость говорить прихожанам, что коммунистический режим являдся безбожным, и, следовательно, несправедливым. Этого было достаточно, чтобы Каримов записал всю семью Назаровых в свой черный список. Братья Обидхон-кори Назарова Абдумалик и Умархон были брошены в тюрьму, его сын Хусниддин 16 мая 2004 года был похищен сотрудниками СНБ. Уже более 9 лет как он пропал безвести. Свою месть от невинных людей Каримов посчитал недостаточной и направил киллера в Европу, где Обидхон-кори Назаров жил со своей семьей с 2004 года.

О том, как занял Каримов в июне 1989 года занял пост 1-секретаря УзКомпартии, то есть стал руководителем  УзССР, почти никто не знает и наверное тайна этого “восхождения” тайной и останется. Люди из Узбекистана, знавшие эту тайну, давно уничтожены. Кое-кто из людей из Москвы, знающие сию тайну, напр., Михаил Горбачев, еще живы. Каримов никогда не оставлял следы своих сомнительных, тем более преступных, дел. Где бы он не работал – в Ташкенте ли, в Карши или других местах – там он создавал атмосферу единоналичия, матерщина и рукоприкладство по отношению к работникам было в порядке вещей. Об этом чаще всех говорили кашкадарьинцы, в частности, бывший депутат парламента от Кашкадарьинской области, хорошо знавший Каримова Шаврик Рузимуродов, убитый 7 июля 2001 года в подвале МВД. Коньком Каримова в области управления страной были именно матерщина и рукоприкладство.

За все годы его президентства когда он назначал людей на пост хокима (глава администрации) района, города и области, его непременным требованием являлся наличие у кандидата на данный пост привычки материться и избивать. Не посмели бы лица наподобие Ш.Мирзияева и У.Яманқулова, которые избивали работников (фермеров, директоров школ и т.д.) в присутствии прокурора и начальника милиции, если бы сам их шеф не обладал “искусством” избивать своих подручных и на них материться. Приведу лишь один пример. Каримов вызвал Р.Хайдарова на беседу по вопросу о назначении его на пост хокима Сырдарьинской области. Во время “беседы” Каримов его избил. В чем провинился Р.Хайдаров? На вопрос Каримова “С чего ты начнешь работу на посту областного хокима” тот ответил: “С улучшения благосостояния людей” и … оказался побитым.

Каримов пришел к власти (1989 г.) в советское время, и, естественно, не мог думать о демократическом правлении республикой. Но и после провозглашения независимости мысль о демократических порядках в управлении государством ему в голову не приходила. Чтобы установить в Узбекистане свою абсолютную диктатуру работал дени и ночи напролет, безустали искал на ключевые посты верных себе людей. Силовые структуры – прокуратура, КГБ (позже СНБ), милиция занимали его больше всех, и именно они составили основу его диктаторского режима. Основным условием того, чтобы авторитарный правитель долгие годы оставался у руля власти необходимо вбить в сознание народа миф о существовании внешнего и внутреннего врагов государства, добится того, чтобы общество в этот миф поверило. Что делать, если у государства нет таких врагов? В таком случае задача СНБ, милиции и прокуратуры сводится на их “сочинение” и “формирование”.

Это – непростая задача. В то время перед Каримовым было три варианта: 1) Народное движение “Бирлик”, Демократическая партия “Эрк” и прочая светская оппозиция, близкие к ним; 2)   “Пришельцы” (русские, евреи и т.д.); 3) мусульмане. На первый взгляд, казалось, что на эту роль идеально подходила светская оппозиция (вариант 1), которая в те годы представляла собой мощную противоборствующую силу. Но Каримов и его люди хорошо понимали, что в дальнейшем им придется иметь дело с западным демократическим миром. С 1989 года в Узбекистан стали прибывать сначала российские, а затем и западные журналисты, с 1992 года стали появляться посольства зарубежных стран и неправительственные организации. В результате информация о “Бирлике”, “Эрке” и им примкнувших оппозиционных силах довольно широко достигла западное сообщество. Прими Каримов в качестве врага светскую оппозицию, он неминуемо оказался бы под прессом Запада. Точно также был отвергнут и вариант 2.

Мусульмане по численности и потенциале были самой крупной и мощной группрй. Но она в то самое время была и самой незащищенной и разрозненной силой. Только в Ферганской долине благодаря усилиям некоторых исламских ученых мусульмане проявляли определенную активность. Можно из этой среди выделить организацию “Адолат” (Справедливость) в Намангане, которую возглавлял Хакимжон Сатимов, отделившуюся от “Адолат” организацию “Воины ислама”, возглавляемую Тохиром Йулдошевым, организацию “Одамийлик ва инсонпарварлик” (Человечность и человеколюбие) в Коканде, возглавляемую Кахрамоном Хамидовым. Несомненно, наибольшее влияние на мусульман оказывал имам-хатиб соборной мечети в Андижане Абдували-кори Мирзаев, имевший среди них колоссальный авторитет, хотя он не создавал никаких организаций.

К тому же, война США против Ирака под кодовым названием “Буря в пустыни” и 1-я чеченская война Б.Ельцина в России по сути были войнами против ислама, т.е. против мусульман. Оставаться в фарватере великих держав как США и Россия удовлетворяло Каримова на все сто. Итак, Каримов в качестве внутреннего и внешнего врагов свой выбор остановил на мусульманах. В таких условиях Каримову не составляло труда убедить Запад и Россию в “исламский экстремизм”, “международный терроризм”, “фундаментализм”, “сепаратизм” и прочие “измы”. Все нечеловеческие испытания, горе, пытки, издевательства, несправедливые суды, лагеря смерти, которые обрушились на мусульман Узбекистана, позволили Каримову получить от Запада и России огромные деньги, которые спасли его антинародный политический режим.

К 1995 году Каримов в стране установил свою абсолютную диктатуру. Выходец из малозаметной семьи, в течении многих лет наслушавшийся разных разговоров о себе с негативным эффектом, вследствие чего психика у которого просто “затвердела” как камень, мозг и душа у которого полностью пропитанные верой и убеждением в то, что жизнь от начала до конца состоит из лжи, лицемерия и тирании, но умный и дальновидный, умеющий подчинить людей к своей воле, не гнущащий ничем для достижения своей цели он превратился в маниакально верующего в свою непогрешимость человека. Естественно, такой человек не может допустить не только предложить закон “Об импичменте Президента Республики Узбекистан” на обсуждение парламента, но и даже кому-то заикнуться об этом. Для того, чтобы портрет И.Каримова, приведенный мной выше, был полным     необходимо ответить на вопрос

Почему нет закона о СНБ?

С появлением в истории человечества понятия “государство” сразу же появились специальные секретные организации, которые стояли на страже интересов государства от покушений на них внутренних и внешних врагов. Вообще говоря, как сказал один из королей Франции Людовик XIV “Государство – это я”, вначале под “государством” все понимали его правителя и, следовательно, спецслужбы охраняли интересы и покой правителя и его семьи. В ХХ-веке, после возникновения трех тоталитарных государств как СССР, Германия и Италия, сущность спецслужб изменилась – они стали, так сказать, “идеалогизироваться”: в СССР КГБ “охранял” коммунистическую идеологию, в Германии ГЕСТАПО идеологию нацизма, а в Италии ОВРА идеологию фашизма. Однако, в Узбекистане, вышедшем из тоталитарного СССР, со 2 ноября 1991 года КГБ стали называть “Службой национальной безопасности” (СНБ). Несмотря на ожесточенное сопротивление ряда депутатов узбекский парламент подчинил СНБ лично президенту. 22 года это ведомство охраняет не интересы и безопасность государства, а интересы и безопасность И.Каримова и его семьи.

В нормальном государстве каждая государственная организация должна работать и управляться на основе закона, принятом законодательной властью. В противном случае государственная организация окажется вне правового поля, и какую работу она ни выполняла, какой бы деятельностью она ни занималась, ее работа и деятельность считается незаконной. В Узбекистане есть законы о прокуратуре, суде, армии, таможни и других организаций и, следовательно, они законные организации. Однако, законов о СНБ и милиции – нет, и они находятся вне правового поля, т.е. являются незаконними организациями. О СНБ имеется только Постановление Кабинета министров при Президенте Республики Узбекистан “О Службе национальной безопасности Республики Узбекистан” от 2 ноября 1991 года за №278. Но Постановление не является законом, т.к. оно не проходило обсуждение и одобрение депутатов парламента.

Хотя у СНБ имеются военнизированные части, но ее основная задача заключается в собрание информации о каждой “клетке” общества, а ее военнизированные части обеспечивают охрану начиная от президента до границ государства. Астрономы некоторые звезды называют “черной дырой”, которая поглащает все, что находится в пределах ее влияния, но она абсолютно ничего не излучает – даже луч света из ее недр не может вырваться в пространство. По своей природе, т.е. по части собирания и распространения информации СНБ самая настоящая “черная дыра”. Думаю, что для того, чтобы человек представил себе насколько спецслужба важна для государства, основанного на единоналичие (или однопартийность или одноидеологичность) достаточно знать две ее стороны: 1) никто не может контролировать какую сумму она получает из бюджета страны; 2) специалисты говорят, что она является “государством в государстве”.

О контингенте самой СНБ и контингенте людей, которые ей поставляют информацию, никому никакая информация не предоставляется, ни перед народом, ни перед депутатами парламента, которые представляют народ, ее руководители не отчитываются. Работники органов самоуправления, посбоны (“стража” – дружинники) и специально приставленные к мечетям люди принуждаются периодически предоставлять в СНБ информацию о социально-политическом настроении внутри общества. СНБ полностью сохранил все идеологические и структурные стороны своего родителя КГБ. Один простой пример. В КГБ СССР был отдел по организации и исполнению терактов. Не в зарубежных странах – для таких терактов имелся отдельный отдел. Речь идет о терактах, которых осуществляли внутри страны. Цель: обвинить оппозицию в терактах, которая ведет мирную борьбу против авторитарного (тоталитарного) режима. Такой отдел имеется и в СНБ: многие сейчас поняли, что теракты, произошедшие в 1999 и 2004 годах, дело рук СНБ.

Я привел очень краткую информацию о роли СНБ в вопросе о сохранении и укреплении существующего политического режима в Узбекистане. Любой читатель, который хоть немного понял ее суть, должен задать себе вопрос: “Может ли такая организация работать и управляться законом?”. Ответ однозначный: НЕТ, НЕ МОЖЕТ! Закона до сих пор нет. Как была СНБ незаконной организацией, так и остается. Но работает. Приносит народу неисчислимые бедствия. Работает в интересах и безопасности одного человека и его семьи.

Милиция в Узбекистане совершенно незаконная организация

Милиция является самой незаконной, нецивилизованной и антинародной организацией в государстве Узбекистан. Мне милиция и СНБ представляются как два человека: первый – чистый бандит и по лицу, и по поведению, и по разговору-рассуждениям; второй – хорошо одетый, гладко выбритый, приятно говорящий, но он тоже конченный бандит. Некоторая внешняя разница между ними просматривается, но суть одна. Из-за своей закрытости СНБ не может выйти навстречу народу на массовый контакт (напр., при массовых драках молодежи, массовых политически мотивированных выступлениях, митингах и других сборищах) – если не брать во внимание ее военнизированные части, у сотрудников данной организации нет даже собственной формы-спецодежды. В недемократическом Узбекистане, в котором довольно высок уровень нестабильности (преступность, разбой, рэкет, пикеты и т.д.) власть старается подавить любую  “драку” с помощью милиции. Поэтому милиция в Узбекистане наиболее ненавистная народу и репрессивная по природе силовая структура.  Для нее даже трудно писать закон – ее “телодвижения” настолько незаконны, что они на каждом шагу будут противоречить написанному закону. Хотя, с другой стороны, в Узбекистане и Конституция, и прочие законы массово нарушаются.

В тот момент, когда пишу о милиции, меня не покидало воспоминание об одном событии, которое произошло в 1969 году. Я тогда учился в Москве. Мы с женой, попеременно взяв на руки нашего трехлетнего сына, гуляли по городу. Была зима, день был морозным, повсюду лежал снег. Мальчик был обут в валенки. Подходя к входным дверям метро, мы заметили, что нас окликает милиционер, у которого на руках был один валенок. Подбежав к нам он сказал: “У вашего сына валенок выпал, вы не заметили, вот и пришлось мне бежать за вами”. И действительно, на одной ноге нашего малыша валенок отсутствовал. Приведя этот пример, я никоим образом не намерен утверждать, что советская милиция была в высшей степени человеколюбивым. В тоталитарных государствах милиция не может быть таковым по определению. Я в 1996 – 2006 годах, занимаясь в Узбекистане правозащитной деятельностью, постоянно сталкивался с милицией. Но я среди узбекской милиции не встретил ни одного ее сотрудника, который бы хоть отдаленно напоминал того московского милиционера.

Напротив. 3 февраля 1998 года мой 20-летний младший сын приехал из Джизака в Ташкентский рынок “Ипподром” купить себе куртку. Еще на улице он был остановлен двумя сотрудниками милиции, которые там же, на улице, начали допрос. Не удовлетворившись его ответами, они повели его в ГОМ №4, которое находилось на территории рынка. Три раза его заставляли написать показания против себя. Я своим детям говорил, чтобы они в любых ситуациях писали то, что на самом деле произошло. Милиционеры жестоко избили его за то, что он отказался писать показание под диктовку, куртку, которая была на сыне, разорвали почти полностью.

Вот в таком виде он пришел в мою ташкентскую квартиру.  Я написал жалобу в прокуратуру Чиланзарскаго района. Из-за моих решительных и настойчивых требований через месяц те два милиционера были арестованы. Это лишь один пример когда прокуратурой было признано право потерпевшего и тем самым справедливость восторжествовала. Но в Узбекистане со стороны милиции миллионы были избиты, подвергнуты издевательствам и пыткам, которые стали инвалидами или убитыми. В начале независимости Каримов и его приспешники именно так себе представляли сущность милиции, поняли, что именно милиция с подобной сущностью может достойно служить диктатуре. Как известно, у человека наряду с высокими нравственными качествами (человеколюбие, не отбирать долю сирот и вдов, не пользоваться запретным, благословение, благородство и т.д.) могут быть и низменные чувства (зависть, жадность, высокомерие, мания величия, ненасытность и т.д.). Знающие люди утверждали, что на учебу курсантов в милицейские учебные заведения или в дальнейшем на работу принимали исключительно людей с низменными качествами.

И СНБ, и милиция Узбекистана много тысяч сограждан бросили в тюрьму возбудив сфабрикованные уголовные дела. Так как сами эти две организации незаконные, то возбужденные ими уголовные дела не могут быть законными. Как незаконен и противоречащим здравому смысду вынесенный приговор атаманом криминальной воровской группы или приговор человека, который не имеет никакого отношения к судейству, но вынесенный им расположившись на судейском кресле в судейской мантии, так и уголовные дела, открытые в недрах СНБ и МВД незаконны и противоречат здравому смыслу.

Выводы:

1)       Три закона, о которых речь шла в настоящей статье, в Узбекистане не были приняты намеренно;

2)       Из-за бесчисленных преступлений против народа двух незаконных организаций – СНБ и Милиции – Узбекистан превратился в государство разбойников;

3)      Государство разбойников незаконное и его вхождение в сообщество цивилизованных государств ООН и с юридической точки зрения, и с точки зрения общечеловеческой морали также незаконно.

11 августа 2013 г.                  Франция.

Javob berish

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Изменить )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Изменить )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Изменить )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Изменить )

Connecting to %s