СТАТЬИ

СВОЕОБРАЗНЫЙ ЮБИЛЕЙ ПЛАМЕННЫХ СЕРДЕЦ

Талиб ЯКУБОВ

В 2017 году 17 января исполняется 17 лет, когда в городе Маргилан Ферганской области Республики Узбекистан (РУз) группа энтузиастов во главе с Мутабар Таджибаевой создала Клуб Пламенных Сердец (КПС). Тогда ни у кого и в мыслях не было, что этот Клуб со временем превратится в солидную правозащитную, да еще международную, организацию и свой 17-летний день рождения, своеобразный юбилей, будет отмечать не где-нибудь, а в Париже, столице Республики Франция, в которой Организацией Объединенных Наций (ООН) принималась »Всеобщая декларация прав человека». Тогда, в 2000 году, в первый месяц XXI-века, энтузиасты ставили перед собой более чем скромную цель — бороться против трех основных зол того времени: наркомании, проституции и милицейского беспредела. Борьба была не из легких — хотя Узбекистан приобрел независимость от коммунистической России еще 10 лет тому назад, но в стране государственная политика почти во всех сферах общественной жизни все еще велась по-коммунистически: такой же беспредел силовых структур, особенно в милиции, как и во-времена СССР, такое же неуважение к правам и свободам человека, такое же наплевательское отношение к распространению в обществе социальных зол как коррупция, наркомания, создание подпольных притонов со стороны участковых инспекторов милиции и т.д.

В 2000 году я являлся Генеральным секретарем Общества Прав Человека Узбекистана (ОПЧУ), первой в истории Узбекистана правозащитной организации, созданная 2 февраля 1992 года. ОПЧУ имело свои отделения в ряде областей РУз, в том числе и в Ферганской области. Иногда наши правозащитники из этой области мне сообщали, что группа каких-то активистов под руководством Мутабар Таджибаевой устраивают в Маргилане пикеты протеста с плакатами на руках, и что почти сразу после начала протеста к месту проведения пикета приезжает наряд милиции, которые нагло избивают пикетирующих, срывают с их рук плакаты и рвут их в клочья, многих из них увозят в милицейские участки и оформляют против них протоколы об административном правонарушении. Дальше больше: милиция стала натравливать на пикетирующих наркоманов, пьяных людей, и даже группу агрессивных женщин-цыганок, которые с улюлюканьем бросались их избивать. Однажды, в 2000 году, в офис ОПЧУ, который располагался в моей квартире, пришла небольшого роста женщина, которая оказалась Мутабар Таджибаевой, та, о которой мне говорили наши правозащитники. При беседе с ней я понял, что у ней самые смутные понятия о правах человека, о той роли законов и Конституции государства, а также международных документов как, например, »Всеобщая декларация прав человека», которые являются основным »оружием» правозащитников в борьбе за права человека. Меня поразило то, что она с лёту, так сказать, схватывала все то, о чем я рассказывал.

Мутабар со временем стала моим самым лучшим учеником в деле защиты прав и свобод человека. Ее заметили такие авторитетные международные организации как Human Rights Watch (Нью-Йорк), Международная Федерация за права человека (Париж), Amnesty International (Лонлон) и другие. Она активно участвовала на всех тренингах по защите прав человека, которых организовывали международные организации в Узбекистане. К октябрю 2005 года ее имя уже гремело в Узбекистане, что не на шутку пугало власть. В начале октября 2005 года международная правозащитная организация »Фронт Лайн» (Дублин) пригласила меня и Мутабар на международную конференцию по правам человека — мы решили полететь в Дублин вместе и даже купили авиабилеты. Но Мутабар не смогла вылететь в Дублин — за день до вылета она, жившая одна в своей скромной квартире в Маргилане, была арестована ночью. Большая группа милиции на нескольких машинах с включенными на всю мощь, пронзительно гудящими сиренами, подъехала к дому, в котором жила правозащитница и, устроив в квартире самый настоящий погром, увезли ее в следственный изолятор, находящегося в городе Фергана.

В Дублин я полетел один — кресло в самолете, предназначенное для Мутабар, пустовало. Организаторы конференции попросили меня, сразу после открытия конференции, выступить и объвить об аресте Мутабар Таджибаевой. В зале сидели несколько сот участников конференции, которые оказались в шоке от услышанного, и по залу прокатился вздох ужаса. Вся конференция, которая продолжалась три дня, прошла, в основном, в русле обсуждения ситуации с правами человека в Узбекистане — мне пришлось вновь и вновь выступить с трибуны конференции. В мае 2005 года в городе Андижан произошло кровавое событие — правительственные войска расстреляла многотысячную демонстрацию горожан, которые собрались на главной площади города и протестовали против ареста 23 предпринимателей, обеспечившие тысячи людей работой. В том году мне пришлось слетать в Европу пять раз, побывать в восьми государствах, выступить в Вене на брифинге по поводу андижанских событий, на ежегодном собрании директоров Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) в Белграде (Сербия), в Варшаве (Польша) на международной встрече ОБСЕ, принять участие в мониторинге международной группы качестве наблюдателя на выборах в парламент Норвегии и т.д. Крайне утомленный перелетами и рецидивом сахарного диабета, сразу после возвращения из Дублина, я уже не поднимался с постели — у меня отнялись ноги, я перестал двигаться, лечение шло тяжело и долго. Только в середине декабря я встал на ноги.

Но мои друзья рассказывали, что идет суд над Мутабар в одном районном суде Ташкентской области, что все дороги, ведущие к зданию суда, перекрыты бетонными блоками, власти пытаются не допустить в зал суда журналистов, правозащитников, представителей посольств демократических государств, и даже родственников подсудимой, приехавшие из далекого Маргилана. Только в двадцатых числах декабря мне удалось один раз побывать на суде Мутабара. Она была внутри железной клетки для подсудимых, но на ее лице не было никакой растерянности и никакого страха. Наоборот, она как львица »нападала» на гособвинителя, судью и купленных ими »свидетелей». Cамое забавное в уголовном деле Мутабар было то, что она была обвинена по 18 (!!!) статьям Уголовного кодекса (УК) РУз. Это было уму непостижимо! Женщине вменяется обвинения по 18 статьям! Тогда, в зале суда, мне вдруг в голову пришла мысль: когда Фаина Каплан убила Ленина наверное чекистам Дзержинского и в голову не пришло вменить террористке обвинения по 18 статьям! В свое время я не только проводил мониторинг уголовных судов, но и сам в них участвовал в качестве защитника. Но я ни разу не сталкивался сам или не слышал от кого-либо о том, что в уголоном деле следствие предъявляло одному фигуранту дела, даже мужчине, обвинение по 18 статьям. Не было такое! Были уголовные дела, в которых одному фигуранту дела, мужчине, следствие предъявляло обвинения по 8, 9 или 10 статьям УК — такое было. Но, чтобы по 18 статьям, да еще женщине — это явный перебор. Это — позорный антирекорд узбекского »правосудия»!

Недемократическое государство отличается от демократического прежде всего тем, что в первом власть всеми своими ядовитыми зубами и ногтями старается не допустить появления гражданского общества — оппозиционных партий и движений, правозащитных организаций и т.д. Только гражданское общество способно эффективно противостоять таким социальным порокам как коррупция, непотизм, деспотизм, узурпация власти и т.д. Созданное в начале февраля 1992 года ОПЧУ не смогло пройти государственную регистрацию, хотя оно 6 раз подавало все необходимые документы в министерство юстиции (МЮ) РУз — ответы МЮ являлись либо отписками, либо обычным административным мошенничеством вплоть до искажения фактов. В 2008 году ОПЧУ было зарегистрировано во Франции в течение получаса! И Клуб Пламенных Сердец прошел регистрацию во Франции без каких-либо проволочек!

Международная правозащитная организация Клуб Пламенных Сердец (МПО КПС), хотя она свою деятельность проводит вне Узбекистана, но, несомненно, находится на передовых позициях в вопросе защиты политических заключенных, правозащитников, независимых журналистов, бизнесменов и других слоев общества, которые были брошены за решетку во время правления государством Исламом Каримовым. Я не сомневаюсь, что очень скоро такие организации как МПО КПС вернутся в Узбекистан и будут работать на благо узбекского народа, защищая права и свободы людей.

16 января 2017 года Франция

Javob berish

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Изменить )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Изменить )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Изменить )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Изменить )

Connecting to %s