СУДОПРОИЗВОДСТВО В УЗБЕКИСТАНЕ – Нажмиддин ПОЛВОН

Шамсиддин

     Тулкин Караев для IWPR специально из города Карши.

 

СУДОПРОИЗВОДСТВО В УЗБЕКИСТАНЕ

 

 

         Ущемление прав и свобод, унижение достоинства человека стало для граждан Узбекистана нормой жизни. Проводимые судебные разбирательства являются ярким доказательством того, что в стране часто обвиняются ни в чем невиновные люди. Если предположить бы, что такому роду ареста подвергаются лещ только религиозно убежденные граждане этой страны, это было бы ошибочным убеждением. Да, в частности они и находятся в цели так называемого «правосудия» Республики, но и достаточно фактов произвола судебных органов по отношению рядовых граждан, которые не имели ни какой связи с политикой.

      Наджмиддин Хамраев мастер спорта. Живет в Музрабадском районе Сурхандарьинской области. Судьба рапорядился с ним так, он оказался за решеткой и в данное время отбывает срока наказания в колонии строгого режима, У/Я 64/61, расположенного в посёлке Шайхали Каршинского района. Его виновность, по словам отца Юсуфа Хамраева, не было определено. Его сын стал жертвой обстоятельства.

       Арест известного спортсмена под именем Наджмиддин полвон, среди населения Сурхандарьинской области, заключается в том, что он в полночь, примерно 5 того или 6 февраля 2000 года оказался там, где он не должен был находиться. «В ту ночь мой сын возвращался к себе домой, на автомашине ВАЗ 2106 с государственным номерным знаком 11С 0261, – рассказал его отец Ю.Хамраев, – и увидел, как на дороге стояло автомашина «Тико», зеленого цвета. Подумал, не нуждается ли, кто ни будь в помощи, и приостановил свой автомобиль. Подходя к стоящему, машину он увидел свою односельчанку, замужнею женщину с владельцем «Тико». Имя женщины так и в суде Наджмиддин не стал, раскрыт, с намерением, что бы ни опозорить её. Владелец «Тико», как обычно делают все такого рода «джентльмены», стал прогонять Наджмиддина.

       Возможно, с этим все покончился бы.   На следующий день взывает его молодой человек по имени Эркин, работник Музрабадского районного отделения СНБ ( служба национальной безопасности). Он, обращаясь к Наджмиддину, интересовался, как мог позволить себе, обидеть его начальника, Джахангира Нарзуллаева. В ответ сказал Наджмиддин Хамраев, что не знает ни какого СНБ, и вовсе он не хотел встретиться с таким человеком. То, что случилось, это было ошибочным, и оба всем этом и не надо вспомнить. В последствие, как утверждает отец Наджмиддина, этот сотрудник СНБ начал тревожит моего сына. Однажды обращаясь, вымогал от него денег, под предлогом, якобы у него родился сын. А в другой раз от имени своего начальника, то есть, Джахангира Нарзуллаева просил 500 тысяч сума и одного барана. В противном случае, предупредил Эркин, что ему уже не жить! – Наджмиддин был бесстрашным. Он не испугался от угрозы и в ответ сказал. – Пуст, делает его начальник, что может позволить себе. После отказа выплаты выкупа, работники СНБ тщательно подготовились к встречу с ним и в 19 февраля 2000 года возле бара «Кока кола» в города Термиз устроили драку. Все это он рассказал в суде, но судя, так и не признал его доказательства не виновности и не выслушал претензии.

         19 февраля 2000 года Наджмиддин Хамраев с своими друзьями сидел в кафе-баре «Коко кола» в городе Термиз. После чего, когда они решились возвратиться, не заводило мотор автомашины Наджмиддина. Он, открыв капот, увидел, что было своровано аккумулятор машины. Когда он обратился работнику кафе-бара, Мамедову Галибу, не увидел ли он кто украл аккумулятора машины. Мамедов грубил, отвечая, что он не караулит за чужими машинами. После чего друг Наджмиддина Бахром доставил у своих знакомых аккумулятора, и когда они стали отъехать, тут появляется Джахангир Нарзуллаев со своими сотрудниками из СНБ. Между ними начался разборы, и разбор превращается на драку. Получили трое телесное повреждение и из них двое работники СНБ.

           И интересен тот факт, который произошел в рынке «Юбилейный» города Термиз в тот же день, около 10-11 часов утра. Свидетели события Гулнора Абдуллаева, Марзия Джумаева. Малохат Сафаркулова, Максуда Вохидова, работающее в рынке «Юбилейный» и случайные свидетели Елена Марченко и Шохиста Рахманова, жительницы города Термиз, описали в своем письменном объяснительном записке что увидели в этот день. Во всех объяснительных записках, хотя они записаны в разных стилях, приводится один и тот же факт. «19 февраля 2000 года возле рынка «Юбилейный» остановились 5 микроавтобусов «Дамас». Из машин выскочили люди в масках вооруженные автоматами и дубинками. Они начали подходит к каждому, и спросили ни Дербендский ли он. Кто был с родом из кишлака Дербент, Байсунского района, спросили, незнаком ли с Наджмиддином, и начали их таскать в машины. Даже они кричали на весь голос, что Дербентских надо уничтожать и убрать. Далее маскированные люди увезли их с собою».

         Событие в рынке «Юбилейный» ни кого так и не заинтересовало, кроме Дербенских жителей, у которых были ущемлены права.  

         Суд приговорил подсудимого Наджмиддина Хамраева и его друзей Холикулова Эркина, Авлияева Мухаммадкабира, Авлияева Зарифа и Каландарова Кулмата к 3 годам лишения свободы и освободил от ответственности по   всеобщей амнистии в честь дня независимости Республики Узбекистан.

         Это и есть короткое изложение первого суда или, говоря по-другому, стремление жажды мести работников СНБ. После судебного разбирательства, Наджмиддина Хамраева не отпустили на свободу под предлогом 10 дневного срока вступления силу приговора. Как извещает ого отец, Ю.Хамраев, вскоре, 16 октября 2000 года по требованию следователя СНБ   было возбуждено новое сфабрикованное уголовное дело против Наджмиддина Хамраева. На этот раз он был обвинен в причастности разрушение государственной границы Республики Узбекистан. В действительности 29 февраля 2000 года, примерно 21-40 часов по местному времени были задержаны нарушители государственной границы Республики Узбекистан, гражданин Исламского государство Афганистан Омон Хаким угли и его сообщник Хайрулло Собир угли. Пересекая границу не законным путем, ввозили они в Узбекистан контрабандным путем большого количества наркотики. Наджмиддин, судя обвинительного заключения, был причастен к ним. На этот раз он обвинялся в сообществе с преступной группой. Отрывка обвинительного заключения: «Подсудимый Омон Хаким угли в конце 1999 года в месте со своими сообщниками Рахманом и Содиком (при чем не приводится фамилии) контрабандировал в Республику Узбекистан большое количество наркотического вещества и продал гражданину Республики Узбекистан Хамраеву Наджмиддину за 5400 долларов США».

           Статья 11 Всеобщий Декларации Прав Человека гласит: «Каждый человек, обвиняемый в совершении преступления, имеет право считаться не виновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком путем гласного судебного разбирательства, при котором ему обеспечивается все возможности для защиты». Как обстояло защита Наджмиддина Хамраева? Адвокат обвиняемого Наджмиддина Хамраева, Гулнора Маматкулова обратилась в письменном виде с просьбой следователю Сурхандаринского областного управления СНБ, аналогично и Бахтиёру Нурмухаммедову, прокурору Сурхандарьинской области, с целю получения разрешение встретится со своем подзащитным. Все это дало, какое результат?

       Отрывок от ходатайство адвоката Гулноры Маматкуловой прокурору Сурхандарьинской области: «Я что бы участвовать в данном уголовном деле, преподнес ордер обладающей правом за № 5288, от 14 ноября 2000 года. Без моего участия, завершив следствие, 28 ноября дело было передано для подтверждения областную прокуратуру. После чего, 4 декабря 2000 года, вновь дело касающейся Хамраеву Наджмиддину и другим было возвращена с письменным указанием в следственный отдел СНБ. В 29 декабря 2000 года меня пригласил следователь Н. Туракулов очную ставку моего подзащитного с афганским гражданином Омонм Хаким угли. В процессе Хамраев Наджмиддин не участвовал. Когда я требовала, проводит очную ставку в присутствие моего подзащитного, привели Хамраева Наджмиддина 2-3 человека держа его за руки. Я, увидев содранное лицо, поняла, что избивали его. Он подтвердил, что дал отвод следователю СНБ Нодиру Туракулову и не даст ни каких показаний, тогда его увезли обратно. К этому времени я успела подписать повествование очной ставки, но следователь не ознакомил меня с материалами следствия».

               Было ли предоставлен услуги адвоката обвиняемому? К сожалению, в Узбекистане все ещё можно найти таких адвокатов, которые подписали любую бумагу, за не большую услугу, или, за просьбу следователей. Так же широко применяется навязка адвоката со стороны следственных органов, которые не могут и не будут защищать право подзащитного. Тому подобное опыт был применен и Наджмиддину Хамраеву. Навязовав к нему адвоката М. Кабилова, следователю СНБ удалось взять подпись адвоката в уголовном деле, что он ознакомлен им. Далее, в расписке от 7 декабря 2000 года он разъяснял, что сотрудники СНБ взяли у него подписи под обманом. «Мне сказали, – пишет он в своем расписке данной Хамраеву Юсуфу, – что обвиняемый приехал из Душанбе и у него нет родственников и   знакомых в органах. Я, поверив его словам, дал согласия согласился принимать участие в следствие» Не было заключен договор между М. Кабуловым и родными обвиняемого. При чем это не имело большого значения для следователя СНБ.  

             Следствие по этому уголовному делу продолжался более 7 месяца и дело предсавился в суде 9 апреля 2000 года. После самоотвода судии Мурадова, дело передавалось судии Термезского городского суда Дж. Эшназарову. Судебное разбирательства продолжался более 2 месяца. Суд в 7 июня 2001 года принимал решение под председательством судьи Термезского городского суда Джуры Эшназаровым и приговорил Наджмиддина Хамраева к 17 годам лишения свободы, с конфискацией имущества.

         – Хотя в суде не было доказано виновность моего сына, – рассказывает отец

Наджмиддина, – они не выслушали ни каким свидетельским показаниям, которые опровергали его виновности. 23 июня, доставили в суд афганского гражданина, Омона Хаким угли и он рассказал суду, что с жестокими обращениями, избивая дубинками, работники СНБ добивались показанию против моего сына. Он вынуждено дал показания против Наджмиддина. Что бы доказать свою правоту, снял рубашку и при всех участвующих демонстрировал следы пыток в теле. Ещё протекала кровь у него с раны на лбу.

             Адвокат Омана Хаким угли Холбай Джумаев обратился в суд в письменном виде, с просьбой назначит судебно-медицинской экспертизы и перевода подсудимого от изолятора временного содержания СНБ к 8 следственный изолятору города Термез. Просьба адвоката был удовлетворен. Но в выходе зала от судебного заседания он был избит. Но тут уже суд остановился. СНБ не выполнил требование суда. Только через 11 дней, когда раны уже заживали, повезли афганского гражданина к судебно-медицинской экспертизе. В заключение экспертизы отмечалось, что было следы раны на части лбы.  

           После завершения судебного процесса, Наджмиддин Хамраев обращается судебной апелляционной коллегии по процессуальным делам Сурхандарьинского областного суда. В нем указал, что судебный процесс прошел одностороннем порядке, и вне закона и справедливости.

           «Считаю приговора суда сверх не законным и не справедливым. – Пишет он в апелляционном заявление направленной апелляционной коллегии Сурхандарьинского областного суда. – Суд в рассматривал данного уголовное дела в одностороннем порядке, основываясь лещ только материалам следствия. Вынес приговор не изучив, что дело было организовано с намерениями возмездия. Предварительное следствие так же было введено одностороннее, организованный с намерением обвинить меня. Суд не снисхождением принципам справедливости и законности вынес приговор. Предварительное следствие и судебное разбирательства было проведено против требованиям статьи 22 Уголовно Процессуального Кодекса Республики Узбекистан. Как подчеркивается в статьи 11 Уголовно Процессуального Кодекса Республики Узбекистан, «уклонение от выполнения законов и любое отступление от него, при любом обстановки считается нарушением в уголовном процессе и служит поводом привлечения к ответственности».  

             Если придти к обвинению возложенное на меня, даже в предварительном следствие работники органа стремились получить от меня признания вины под пытками. Когда они не могли добиться от меня признания, унижая афганского гражданина Омона Хаким угли, добивали против меня показание. Я во время процесса суда детально рассказал обо всем этом».  

             Обвиненный, по процессуальным законам   Республики Узбекистан в полном праве обратится выше инстанции судебных органов, если он не согласен вынесенным приговором. При том, обвинений содержится в изоляторе в течение 10 суток после вынесения приговора. Но с Наджмиддином Хамраевым произошло совсем иное. Он успел написать апелляционное заявление, и даже передал через своего адвоката, как на зло, противозаконна 6 июля 2001 года отправили его в колонию У/Я 64/61, для отбывания срока наказания.

             Отец осужденного Юсуф Хамраев успел обжаловать решение суда и судопроизводства. Как он утверждает, обращался областному прокуратуре и главы местной администрации Сурхандарьинской области. Протестовал решение суда в областном суде. Но не было ни какого резона. Написал жалобное заявление представителю Олий Маджлиса Республики Узбекистан по правам человека, омбудсману Сайёре Рашидовой, Два раза был в Генеральной Прокуратуре, раза 10 отправил жалобу. Раза 8 отправил телеграмм и писем в Кабинет Министров Республики Узбекистан, а 14 июля 2001 года был в приеме Кабинете Министров. Но все это пока не дает положительного результата. Судя по ходу так называемой «уголовщиной» можно рассудит, что СНБ жестока рассчитался не послушным Наджмиддином полвоном.

           –   Лучше было нам выплатит выкуп, – убежденно говорит уже Юсуф Наджмиддинов, – знаете, мы уже истратили больше пол миллиона в надежде найти справидливости. Да, оно очень дорого, стоит заплатит за него пол миллиона.    

           А не действительно ли так?

                      

              

 

 

Javob berish

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Изменить )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Изменить )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Изменить )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Изменить )

Connecting to %s