03.10.09-ДОКЛАД В ВАРШАВЕ О ПЫТКАХ

 

                     A

                                   O’ZBEKISTON INSON                       ОБЩЕСТВО ПРАВ                            HUMAN RIGHTS

                                    HUQUQLARI JAMIYATI           ЧЕЛОВЕКА УЗБЕКИСТАНА               SOCIETY OF UZBEKISTAN

                                            (O’IHJ)                                             (ОПЧУ)                                          (HRSU)

  

 27, 15, Yunusabad-4, TASHKENT, 700093; tel/fax   (998712) 24-82-47;   tel. (99871) 121-74-47 

Press Center of Human Rights Society of Uzbekistan

hrsu_tolib@rambler.ru, hrsu_tolib@yahoo.com

9 октября 2003 г.

 

ДОКЛАД

Общества Прав Человека Узбекистана

на Совещании  по человеческому измерению ОБСЕ

(6-17 октября 2003 г., Варшава)

Доклад представил Талиб Якубов

 

Уважаемый господин Модератор!

 

Уважаемые дамы и господа!

 

За годы независимости правительство Узбекистана дважды представляло отчёт по пыткам Комитету ООН по вопросам пыток: в ноябре 1999 и в мае 2002 годов. Ещё тогда, в 1999 году, и даже раньше, раздавались голоса правозащитников Узбекистана о массовости применения пыток в пенитенциарных учреждениях страны. Но тогда, 17 ноября 1999 года, членов Комитета ООН против пыток подкупила слова докладчика официального отчёта правительства Узбекистана по вопросам пыток господина Алишера Вохидова, постоянного представителя Узбекистана в ООН: «Да, пытки в Узбекистане применяются, но правительство борется против этого зла».

Этого было достаточно для того, чтобы доклад правительства Узбекистана о пытках получил положительную оценку Комитета ООН. Члены Комитета не поняли, что господин А.Вохидов лукавил. Это лукавство исходило не от него, хотя вышеприведённая фраза прозвучала из его уст, а исходило от правительства Узбекистана. Они не поняли, что правительство не только не борется против этого зла, как сказал господин А.Вохидов, а возводит его в ранг государственной политики.

В 2002-м году в политической жизни Узбекистана произошли два знаменательные события. 3 мая в Женеве правительство Узбекистана во второй раз представило государственный доклад о пытках, о котором сказано в начале доклада. За прошедшие два с половиной года члены Комитета ООН против пыток, по-видимому, многое об Узбекистане узнали и многое переосмыслили, и видимо поэтому они подвергли доклад Узбекистана жёсткой и нелицеприятной критике. 24 ноября – 6 декабря в Узбекистане побывал Специальный докладчик Комитета ООН по вопросам пыток господин Тео ван Бовен. По результатам своих бесед с многочисленными людьми, которые подвергались пыткам либо сами, либо их родственники, со многими правозащитниками Узбекистана и из международных организаций, а также проведенных им инспекций пенитенциарных учреждений, господин Тео ван Бовен подготовил специальный доклад, в котором он приходит к выводу, что пытки в Узбекистане имеют систематический характер.

Таким образом, систематический характер применения пыток в пенитенциарных учреждениях Узбекистана получил свое доказательство на самом высоком уровне.

Но пытки и другие виды жестокого обращения в Узбекистане как были так и продолжаются. Машина пыток не сбавил и не собирается сбавлять обороты.

В 1999 году Чирчикским городским судом по уголовным делам Ташкентской области к 16 годам лишения свободы был приговорён семнадцатилетний Жорабаев Бунёд Якубжанович. Срок он отбывал в колонии исполнения наказаний УЯ 64/51, расположенной в г. Карши. В ней он был заражён туберкулёзом, так как тюремные власти помещают в один барак здоровых с больными туберкулёзом заключенными, специально создавая условия, чтобы эта болезнь распространилась и на другие заключённые. В начале 2003 года Жорабаев был переведён в Ташкент, в тюремную больницу УЯ 64/18, где в течении двух месяцев он принимал лечение от туберкулёза. Так как в колониях, и даже в колонии № 18, медикаментов хронически не хватает, Жорабаев был возвращен в колонию № 51 не долеченным.

5 августа 2003 года Бунёд Жорабаев был этапирован в колонию исполнения наказаний УЯ 64/45, которая находится в г. Алмалыке, в пятидесяти километрах от Ташкента,. Во время приёма офицеры-надзиратели колонии приказали ему полностью раздеться. На его вопрос «Почему?» они ответили, что одежда, обувь и предметы личной гигиены вновь прибывшего заключенного подлежат уничтожению через сжигание. По закону это запрещается: одежда либо хранится в камере хранения колонии, либо она возвращается родственникам заключённого. Жорабаев сказал, что его одежда и обувь еще новые и их недавно привезли из дома его родители. Разъярённые офицеры по имени Уктам, Аваз и Марат (фамилии которых установить до сих пор не удалось) за ослушание жестоко его избили. При этом, предварительно надев на руки Бунёда наручники, затем свалив на землю, стали пинать ногами по всему его телу. Они поочерёдно вставали ногами на него и, высоко подпрыгнув, опускались ногами на лежащего Бунёда, нанося ему сильные удары. Бунёд потерял сознание. Его волокли по земле в сторону штрафного изолятора (ШИЗО), держа за наручники. Бунёда в бессознательном состоянии надзиратели бросили в ШИЗО. Двое суток он пролежал в бессознательном состоянии, за это время никто к нему не подходил. Об этом случае из родственников Бунёда никто не знал. О нём стало известно более чем через месяц.

11 – 12 сентября его посетила мать. По её словам, она увидела на его обеих запястьях незажившие раны в виде двух колец. Несмотря на то, что прошло более месяца, всё его тело было покрыто следами от побоев.

Председатель Общества Прав Человека Узбекистана Талиб Якубов некоторое время назад прошел в уголовное дело Жорабаева в качестве защитника и в последнее время знакомился с его материалами. Узнав об жестоком избиении своего подзащитного, 15 сентября он немедленно выехал в колонию № 45 и подал на имя начальника этой зоны подполковника Мирислама Мирсалимова заявление с просьбой предоставить ему свидание с Жорабаевым, чтобы лично убедиться в происшедшем, т.е. в жестоком избиении своего подзащитного. В нарушение положений Уголовно-исполнительного кодекса Республики Узбекистан начальник зоны отказал Якубову встретиться с Жорабаевым.

16 сентября Якубов подал на имя А.Агзамходжаева, прокурора по надзору за соблюдением законности в учреждениях исполнения наказаний Ташкентской области заявление:

о проведении должностного дознания по обстоятельствам события от 5-го августа;

о возбуждении юридического преследования по признакам преступления в отношении офицеров колонии № 45 по имени Уктам, Аваз, Марат;

о назначении судебно-медицинской экспертизы по последствиям факта жестокого обращения и издевательств, к которым подвергался его подзащитный Жорабаев Бунёд.

До сегодняшнего дня Якубов не получил разрешения на свидание со своим подзащитным. До сих пор не ответил и прокурор А.Агзамходжаев, до сих пор не известно проведена или нет судмедэкспертиза, проведено или нет должностное дознание по последствиям факта жестокого обращения по отношению к Жорабаеву и т.д.

В докладе господина Тео ван Бовена в разделе «Рекомендации» сказано:

«во‑первых и прежде всего, высшим органам власти необходимо публично осудить пытки во всех их видах. Высшие органы власти, и в частности те, которые отвечают за правоохранительную деятельность, должны недвусмысленно заявить, что они не потерпят пытки и аналогичные виды жестокого обращения со стороны государственных должностных лиц и что те, кто осуществляет руководство во время совершения злоупотреблений, будут нести личную ответственность за эти злоупотребления. Властям необходимо принять решительные меры для того, чтобы таким заявлениям поверили и чтобы стало ясно, что безнаказанности будет положен конец».

Высшие органы власти, в частности Президент страны, не торопятся осудить пытки и жестокое обращение со стороны государственных должностных лиц, и поэтому они в пенитенциарных учреждениях Узбекистана продолжаются. Более того, господин Акмал Саидов, руководитель государственной комиссии по разработке национального плана по искоренению пыток, 2 сентября на совещании по обсуждению этого плана подверг сомнению доклад Специального докладчика ООН вопрошая: «Откуда взял господин Тео ван Бовен утверждение о массовости пыток в Узбекистане, из каких критериев он исходил?».

Вся политическая система в Узбекистане нацелена на сокрытие преступлений, совершаемых в правоохранительных органах, в частности в ГУИН, в органах прокуратуры, в судебной системе, и не видно никакого света в конце тоннеля.

Спасибо за внимание.

 

Javob berish

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Изменить )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Изменить )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Изменить )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Изменить )

Connecting to %s